Новости Оскола » Blog Archives » Стоила труда богатая руда
Электронная версия газеты Новости Оскола

« ПредыдущаяСледующая »

Стоила труда богатая руда

16.01.2020

Бывают новогодние подарки с железнодорожный состав размером? А как же! О том напомнил губкинский старожил Иван Николаевич Котенёв. Позвонил он в «Новости Оскола» и попросил о встрече в связи с юбилейной датой – 60-летием со дня добычи первой руды в карьере на Лебединском месторождении. По поручению редакции я встретился с губкинским ветераном.

Не знали усталости

Иван Николаевич рассказал: о первом взрыве руды в первом карьере бассейна КМА узнал он от горняков. А вот первую богатую руду, ради которой карьер и строился, не только как следует рассмотрел — кусочек взял с собой как сувенир. После взрыва в карьере глыбы богатой руды доставили на дробильно-сортировочную фабрику (ДСФ) – с целью передробить до необходимых фракций. А на фабрике Котенёв имел хорошие знакомства. На дробильно-сортировочную фабрику привозил строительный материал. Первая очередь ДСФ уже принимала сырьё, а новые мощности только строились. Работники ДСФ с водителем автобазы строительного треста «КМАрудстрой» поделились тем, что разжигало любопытство местного населения, — образцом творения природы. По окончании смены пришёл водитель в общежитие, достал из кармана кусок руды… И пришёл в движение весь этаж! Кто собрался писать письмо, кто костюм наладился погладить, кто взялся готовить ужин, все свои занятия оставили. Будто бы слиток золота передавали друг другу в руки «сувенир», доставшийся Котенёву. Величина как будто небольшая, а по весу — как спортивное ядро, что толкают в школе на физкультуре. И пошло обсуждение – вот тот самый деликатес для доменных печей. Обогащать не надо – природой железом обогащён. Но подарок для липецких металлургов заключался не только в этом. До богатой руды добрались на Лебединском месторождении в сложных условиях обводнённости, но прежде запланированных сроков.

 

НВ-8384.-Съемки-Большой-руд

НВ-6125

«Сверху» и «снизу» сплелись усилия, сосредоточились на главном направлении. Из центра на место давали всё, что было необходимо для строительства карьера, ДСФ. На месте времени не теряли. На стройках, вошедших в число ударных, кипела молодёжная энергия. Средний возраст в то время в Губкине – на уровне комсомольского. Молодые будто не уставали. «Из-за простоев под погрузкой и разгрузкой мы так виновных могли прижать в критических выступлениях, что их пробирало до позвоночника», — делится ветеран Иван Николаевич Котенёв. Совершенно объективно отмечает, что от простоев в рейсе зависела и получка. Что было немаловажным лично и для него. Стопроцентно выполнил задание по перевозке строительных материалов на ГАЗ-150 с прицепом — со спокойной душой к родне, что в Старооскольском районе живёт в селе. Там в годы 50-е буквально во всём нуждались и подарки принимали от Ивана с искренней благодарностью. Вот и старался парень (22 года было, когда в Губкин прибыл после армии), чтобы помощь скудной не смотрелась и чтобы индустрия укрепилась в железорудном бассейне КМА (укрепится она — станет локомотивом экономического развития для всей окружающей территории). Но в молодых летах думалось не только о работе, не только лишь о тонно-километрах. После рейсов надо и на танцы! А ещё как ответственный комсомолец выполнял Котенёв комсомольское поручение – был пионервожатым седьмого класса средней школы №1. Это однажды его свело с Ростовской студией кинохроники. О нём засняли метры киноплёнки приезжавшие из Ростова. Не потому, что он какой-то исключительный. Как раз потому, что он был типичный представитель авангарда местной молодёжи той поры.

Встреча со звездой

А вот что не совсем типично, Котенёв испытывал себя в постановках русской драматургии – в самодеятельном театре в клубе комбината «КМАруда». Это позже свело и с теми, кто приехал в Губкин снимать кино эпического размаха. Когда Иван шёл в клуб на репетицию, его встречал плакат на улице Комсомольская. Плакат торжественно возвещал: «Здесь будет город-сад!» Отголоски этого обещания через ударные будни КМА разносились по всей стране. Что подвигло съёмочную группу, теперь уже из «Мосфильма», с Губкином поближе ознакомиться, поехать туда на съёмки. Как только прибывших из столицы распределили по номерам городской гостиницы «Руда», слух о том облетел окрестности: у нас режиссёр Ордынский, его помощники и актёры. Они будут готовить ленту о том, как трудились при строительстве карьера в Губкине (по фильму в городе Рудногорске). «Большую руду» снимали по одноимённой повести – достаточно напряжённой. Это секретом не было – местные жители приглашались для массовок. Многие хотели поучаствовать. Но вот досада – не поговорить с гостями о том о сём. В массовке — подчинение сюжету. Там производство, занятость. Но разве не хотелось порасспрашивать мастеров кинематографа? Хотелось. Но не многим удалось. Это когда встречались где-нибудь в непринуждённой обстановке. Так это случилось у Ивана Котенёва.
Иван Николаевич Котенёв, касаясь этой темы, заметно преображается. Он настолько углубляется в подробности, будто это было совсем недавно. Итак: обсуждали в клубе, что удаётся, что не удаётся в той постановке, за которую взялись. Мнения разные. Шум и спор. И внезапно все остолбенели: за кулисы шагнул Урбанский – киноактёр, чья популярность в СССР в тот период устремилась к апогею. Будто с экрана сюда сошёл и находится перед ними. Улыбается и приветствует, начинает расспрашивать, что играют. Потом, уступая просьбам, рассказывает о себе. Окончил школу-студию МХАТ. Но горные работы для него – не то, что совершенно непонятное. До театральной студии он обучался в горном институте (отец у него шахтёр). Увлечение театром увело после второго курса в совершенно другую сферу, где тоже бывает разное. Снимаясь в одном из фильмов, должен был дубль за дублем падать в густую грязь. То место, куда он падал, тёплой водой полили. А из тёплой грязи поднимался, его охватывал осенний ветерок, в то время уже холодный. В итоге – радикулит. Но, мол, в любой профессии бывают свои издержки…
Евгений Урбанский в «Большой руде» — главный герой (Пронякин). Он – водитель автомобиля, участвует в строительстве карьера. Это обстоятельство связало киноактёра с коллективом автобазы №1, в штат которой входил Иван Николаевич Котенёв. Потому и был он посвящён в то, что укрывалось от других воротами автобазы. Для героя фильма подготовили небывалый автомобиль – на шасси ГАЗа установили списанную кабину автомобиля МАЗ. К этому сооружению приварили специальную платформу, с которой мог бы кинооператор камеру направлять то на дорогу, то на водителя (Пронякина в обличии Урбанского). Поначалу актёр лишь только имитировал управление большегрузным автомобилем. За него реально рулил водитель автобазы №1 Александр Дробышев (он находился в согнутом положении под кабиной сооружения, где часть от ГАЗа, а часть от МАЗа). Позднее, научившись водить, управлял машиною сам Урбанский. Чем был весьма доволен.

Не забывать!

А чем довольны были проживавшие в Губкине постоянно? Тем, что город менялся на глазах так, как это и ожидалось. В 1959 году, в году добычи железных руд впервые открытым способом, здесь сдали в эксплуатацию 25 тысяч квадратных метров благоустроенного жилья, четыре детских сада, две школы, десять магазинов, а кроме этого, в строй ввели и другие нужные объекты. С годами линия продолжалась. Продолжение этой линии Иван Котенёв достаточно проверил на себе. Сельский парень, приложивший руки к тому национальному проекту (говоря по-современному), который страна наметила и приняла к исполнению, со временем перееехал из общежития в отдельную квартиру. Обучился в вузе. От водителя поднялся до механика по выпуску автотранспорта на маршруты, а после принял уже и пост главного механика одной из заметных организаций на Губкинской территории. Он уверен: не следует забывать опыта прошлых лет. Особенно в тех краях, где прошлое – звенящая строка в песне, стихотворении, пронзительный кадр из фильма о больших делах и о сильных людях.

Валерий ТЕЛЕГИН, г. Губкин, фото из личного архива И.Н. Котенёва и Губкинского городского краеведческого музея

Рубрики: Актуально   |   Наверх

Комментариев пока нет.

Оставьте комментарий.