Новости Оскола » Blog Archives » Он любил небо
Электронная версия газеты Новости Оскола

« ПредыдущаяСледующая »

Он любил небо

25.03.2021

26 сентября 1991 года над Финским заливом потерпел катастрофу самолет Ан-24 авиакомпании «Полет». Авиалайнер должен был совершить рейс по доставке телевизоров и комплектующих к ним из Санкт-Петербурга в Воронеж. Вылетев из аэропорта «Пулково», самолет, спустя пять минут, упал. Причина случившейся трагедии до сих пор не выявлена. Обсуждались две версии: первая — сложные метеоусловия (туманная дымка), вторая — повреждение термического или механического характера в электропроводке цепей питания навигационных пилотных приборов. В лихие девяностые с самолетом, выполнявшим коммерческий рейс, могло произойти что угодно. Погибли 10 человек. Среди них – 43-летний Александр Федорович Шефер, техник-механик старооскольского ГУП «Аэропорт».

 

«Я улетел…»

– Наверное, от судьбы не уйдешь, — вспоминает супруга погибшего Татьяна Николаевна. — В тот рейс он не должен был лететь. Но один летчик отпросился — жена вот-вот собиралась рожать, другой не вышел почему-то из отпуска. А Саша секретарем партийной организации у них был. Это ко многому обязывало. Как у Межирова в стихотворении: «Коммунисты, вперед!» Да и просто по характеру он был человеком безотказным. Вечером 25 сентября прибежала с работы и вижу записку «Я улетел. Целую». Ну вот, думаю, все как всегда. Спустя день, находясь на работе – я тогда была заместителем главного бухгалтера в ОСМиБТ — увидела на территории объединения Игоря Михайловича Боева, начальника аэропорта. Но так ведь он и раньше приезжал по делам на завод! Меня вызвали в кабинет директора предприятия Черезова. Там, кроме Игоря Михайловича и Александра Викторовича, стояла наша медсестра. Я все поняла и только спросила: «Может быть, они живы?» — «Нет, все погибли», — произнес Боев. Вечером сообщили по Первому каналу о крушении самолета, на питерском ТВ Александр Невзоров что-то говорил в передаче «600 секунд». Стало известно, что из Воронежа вылетали за предсвадебными покупками дети командира экипажа, но из-за того, что рейс задерживался из Санкт-Петербурга, им пришлось (к счастью!) возвращаться обычным рейсом.

 

aviakatastrofa_an-24_akf_po aviakatastrofa_anjhk-24_akf

 

Самым сложным был для нас первый месяц, в течение которого доставали фрагменты тел пилотов. Каждый день длился, как вечность, для меня, для детей. Сыну Сергею на тот момент исполнилось 20, а дочке Оле только 13. Я каждый день звонила в авиакомпанию «Полет», и мне отвечали, что пока еще ведутся работы. Прошло девять дней. Нашла в себе силы зайти в храм, чтобы поговорить с батюшкой, отцом Алексием: как пережить утрату, как найти в себе силы что-то делать, общаться с людьми? Священник посоветовал набраться терпения, а как предадите, говорил, тело земле, станет легче. Спустя месяц доставили закрытый гроб. А через год фирма организовала для родственников погибших поездку на место крушения. Финский залив показался мне камышовым болотом. В «Энциклопедии Ленинграда» мы нашли такие строчки: «Двигатели работали на момент столкновения с водой, в кабине были найдены подготовленные экипажем дымозащитные маски». Но обиднее всего, что в заключении о смерти написали: «Причина смерти не установлена».

 

Были счастливы

Они учились в одной школе в Талды-Кургане Казахской ССР и не знали друг друга. Потом уже их свела судьба, когда Александр окончил восьмилетку, устроился рабочим в аэропорт, поступил в вечернюю школу. Однажды старшеклассники из бывшей школы пригласили Шефера на праздничный вечер. Таня училась тогда в седьмом классе, ей, как Джульетте, было всего 14 лет. Он подошел и пригласил на танец, она растерялась. Подружка оказалась посмелее, она и ответила за нее: «Конечно, можно». На одном из свиданий он рассказал ей, как любит небо. Настойчивости и упорства у парня из рабочей семьи хватило – Александр поступил в Рыльское училище гражданской авиации. Из писем любимой Танечке, которая ждала три года: «Я сейчас прочитал очень хорошую книгу, называется «Варенька», автор Николай Лобко, если б я был девчонкой, я б читал и ревел. Почитай. А вчера мне приснился сон, будто мы бежали с тобой по полю, а потом куда-то плыли». В дальнейшем Александр еще обучался на эксперта по расшифровке черных ящиков.

 

Безимени-1 Безимени-2

Безимени-s1

Безимени-3

 

О Старом Осколе, городе трех комсомольских строек, много слышали и читали. Решили съездить «на разведку», а заодно проведать сестру Александра и встретиться с начальником открывающегося аэропорта. Все понравилось, и через год переехали. Татьяне как бухгалтеру место не сразу нашлось, она и не печалилась, устроилась кастеляншей в ПТУ. Главное, чтобы у Саши была любимая работа. Вскоре и для нее освободилось место бухгалтера в УПТК «КМАПЖС».

Семья у них на редкость дружной была. И квартиру вместе убирали, и праздничный обед готовили. Поскольку дачи у них долго не было, уезжали на мотоцикле по выходным путешествовать по окрестностям, часто — в какую-нибудь деревушку глухую. Во время отпуска – никаких ремонтов. Время тратить только на отдых. У Татьяны легкий, покладистый характер, а Александр говорил о себе так: «Если мне кто протянет одну руку, я протяну две — для объятий». Подружки говорили ей, что супруг ее похож на летчика Валико Мизандари из фильма «Мимино».

 

Жизнь продолжается

В Старом Осколе Татьяна работала только в двух организациях — шесть лет в «КМАпроектжилстрое» и 19 — в ОСМиБТ. Не раз была отмечена грамотами. Мы познакомились несколько лет назад, когда я готовила заметку о женщинах, посещающих школу деловой активности при Комплексном центре социальной поддержки населения. Они там не унывают: танцами занимаются, поют, вяжут, разные конкурсы проводят.

Нельзя по профессии судить о человеке, но по тому, как эта Татьяна Шефер, стройная и элегантная, держалась на сцене, я сначала подумала, что она бывший работник сферы культуры. Встретившись потом в кафе, мы говорили о том, как сложилась ее жизнь после тяжелой утраты. Я поняла: отдавая всю нежность и любовь детям, а потом и внукам, Татьяна не перестала заботиться о собственном развитии, много читала, интересовалась психологией.

Все было непросто, но жизнь продолжается. Сын Сергей окончил училище гражданской авиации, работал в старооскольском аэропорту, как папа, потом, когда предприятие приостановило свою деятельность, пошел в строители. Дочь окончила БелГУ, работает. «Ну, а я? Что я должна делать? Сидеть в свободное время дома и горевать о судьбе? Да разве мужу это понравилось бы, если бы я упала духом?» Татьяна — романтик, жизнелюб. Обожает поэзию, знает много стихов наших местных авторов. Одно из любимых — стихотворение Татьяны Олейниковой, в котором есть такие строчки:

Жизнь моя, Светлость моя и Высочество!
Сказывай, сказывай, что же мне хочется…
Что же мне хочется? Жить.

Татьяна КАГРАМАНОВА, фото из открытых источников

Рубрики: Актуально   |   Наверх

Комментариев пока нет.

Оставьте комментарий. Комментарий будет опубликован после проверки модератором. Это займет некоторое время.