Новости Оскола » Blog Archives » Памятники Старого Оскола, или О тех, кого забыли
Электронная версия газеты Новости Оскола

« ПредыдущаяСледующая »

Памятники Старого Оскола, или О тех, кого забыли

14.01.2022


✍🏻 Строители себя не жалели

Скульптурные сооружения напоминают нам о прошлом, которое люди должны сохранить в своей памяти. Они «озвучивают» историю города. Но мы почему-то до сих пор не запечатлели благодарность к тем, кто дал возможность многим старооскольцам жить сегодня в благоустроенных домах. К тем, кто построил детские сады и школы, а самое главное – градообразующее предприятие, которое кормит тысячи наших семей. Я говорю о строителях, как вы поняли.

22 сентября 1975 года было подписано постановление Совета Министров СССР о строительстве ОЭМК. 20 февраля 1976 года заложен фундамент первого дома №25 в микрорайоне Жукова. А до этого в новой части города гулял ветер по пустырям. И только когда приехали строители со всех уголков страны – выросли вагончики в микрорайонах Макаренко и Конева, а потом стали появляться многоэтажные дома. За строительством города и первенца бездоменной металлургии следила партия и вся страна.

Сроки возведения объектов сокращались, поэтому работы нередко велись в три смены, по продленке, без выходных и проходных, как говорится. Поэтому были и травмы, и смертельные случаи, которые, само собой, никто не подсчитал. Известный бригадир комсомольско-молодежной бригады Вячеслав Трусов, простудившийся на возведении сложнейшего в технологическом отношении цеха металлизации, долго не мог выздороветь, потом у него обнаружили опухоль, умер в 33 года. «В период сдачи объекта Слава не видел толком своих детей неделями, уходил рано, возвращался поздно, весь на нервах, промерзший», — рассказывала его жена Татьяна после смерти мужа.

Недавно на улице разговорилась с незнакомой женщиной, опирающейся на палочку, ноги она застудила, когда на стройке отделочницей «ишачила». И вот мы с ней стали вспоминать дома на Новом городе (не будем их называть, дабы не стращать народ), где со строительных лесов срывались и погибали рабочие. Трудились на энтузиазме. Когда перестали давать квартиры бесплатно, некоторые строители, изрядно попотев с оформлением бумаг, получили жилье в самый последний момент, но были и те, которые вообще остались без своего угла, ведь для этого надо было отпахать тогда не меньше 15 лет.

Черная неблагодарность стала ощущаться сразу. Видела своими глазами, как ребят из бригады Коваленко (ПСМО ЭМС), когда комбинат уже вовсю работал и получал прибыль, не пустили заказчики в столовую, которую они же построили, поесть горячего борща в обед. Не обидно ли?

В то время фамилии бригадиров строительно-монтажных бригад Героя Социалистического труда Алексея Коротких (на фото), Лауреата Государственной премии СССР, бригадира комплексной интернациональной бригады треста «Осколстрой» Николая Денисова, Заслуженного строителя РСФСР Анатолия Погорелова, делегата фестиваля молодежи «Куба 1970» Виктора Туркова и других прославленных строителей были известны всей стране. О них писали центральные газеты, журналы, снимали фильмы. Откуда нынешняя молодежь узнает о героях и о том, что когда-то наш город был городом трех комсомольских строек? Да ниоткуда! Нет у нас ни памятного знака об этом, ни скульптурной композиции. Есть только остановка «Строительная» в новой части города. Чудовищная неблагодарность, равнодушие и несправедливость!

В традиции России всегда было чтить простого, рядового человека. Недаром наряду со знаменитыми памятниками «Родина-мать зовет», «Покорителям космоса», Петру Первому, которые являются ключевыми и самыми известными в России, при входе на ВДНХ стоит монумент «Рабочий и колхозница» высотой 25 метров. А ведь это только мы, старооскольцы, такие равнодушные к истории. В Кемеровской области несколько разных композиций строителям Магнитки, в Прокопьевске, например, есть скульптурное сооружение из трех фигур — инженера, сварщика и строителя, памятник «Первым комсомольцам — строителям Магнитки» установлен в Челябинской области.

✍🏻 Встречаемся на погостах

Тему эту в газетах я поднимаю не первый раз, в ответ — гробовое молчание администрации, Управления архитектуры, культурной элиты города. Может быть, я заблуждаюсь, и какая разница, кому поставили памятник, кому нет? Но вот недавно получила упрек от Алексея Лазебного, проработавшего много лет водителем в автобазе комбината «Электрометаллургстрой». «Не пора ли вернуться к разговору?» — категорично спросил он. Алексей Васильевич в начале 80-х возил на автобусе по объектам стройки ОЭМК Карла Лоора, который на тот момент – молодой, энергичный и целеустремленный – трудился главным инженером СУ-35. Потом, когда Карл Карлович стал начальником «КМАпроектжилстроя», Лазебный работал водителем «дырявой» Волги у него. Сегодня Алексей Васильевич еще надеется: «Начало строительства ОЭМК и Нового города происходило на моих глазах. Недавно насчет установки памятника строителям я задал вопрос Вячеславу Гладкову, ответ пришел от Александра Сергиенко, но это очередная отписка. Может, новый мэр Старого Оскола проникнется?»

А вот что сказал в связи с этим Заслуженный строитель, бывший главный инженер ПСМО «Электрометаллургстрой» Владимир Гамора: «Конечно, о строителях забыли. А нас, работавших на возведении ОЭМК, Базы стройиндустрии, осталось уже совсем мало, и рабочих, и бригадиров. По-моему, из знаменитых бригадиров жив еще только Борис Зайцев, за исключительные достижения в профессии награжденный орденом Ленина. А так больше встречаемся сейчас на погостах. Условия труда здесь, в Старом Осколе, были, может быть, чуть полегче, чем при строительстве казахстанской Магнитки, но и тут ребятам досталось сполна».

Отсутствие памятника строителям в Старом Осколе — это величайшая несправедливость, которую необходимо исправить как можно раньше. Целый пласт истории города – 50 лет! – остался без внимания, как будто в это время в Старом Осколе не пророческие строки Маяковского внедрялись в жизнь: «Я знаю — город будет, я знаю — саду цвесть», не кипела стройка, а только гуси да курочки мирно гуляли по улицам.

‼ Городу поэты не нужны?

В этом году исполнилось 85 лет со дня рождения поэта Лиры Абдуллиной. Великий писатель Виктор Астафьев так отзывался о ее творчестве: «В ее стихах и милосердие, и свет истинной женской души». Он отмечал мелодичность Абдуллиной, считал это довольно редким качеством «при творческой торопливости, суете и разрушении складного русского стиха пишущими много, длинно и раздрызганно».

Поэзия Абдуллиной — это синтез женской поэзии и поэзии в общечеловеческом смысле этого слова. При жизни у нее вышло пять сборников, она печаталась в журналах «Новый мир», «Юность», «Дружба народов», была членом Союза писателей России, в Белгородский союз писателей не успела вступить в связи с кончиной. На ее стихи есть песни, одну из них — «А любовь-то лебедем» — Валентина Толкунова исполнила в «Песне года -1982».

В Старом Осколе Абдуллина прожила последние три года своей жизни, здесь покоится ее прах. Поэтому в доме №3а в микрорайоне Весенний, где жили Лира Абдуллина и ее муж, конструктор и тоже поэт, Владимир Нешумов, под конец уходившего года, 28 декабря, были установлены памятные доски с лаконичными надписями. «В этом доме с 1984 по 1987 годы жила поэт и журналист Лира Султановна Абдуллина», — выгравировано на доске. Лиру мы не знали как журналиста, она большой поэт, поэт всероссийского масштаба. И, думаю, плиту украсила бы цитата из ее стихов. Жители города Железногорска Красноярского края, где Абдуллина прожила с мужем столько же по времени, сколько у нас (доска у них установлена одной из самых лиричных поэтесс XX века еще в 2002 году), активно обсуждали сначала несколько проектов, долго думали, как это сделать, спорили, какую цитату взять из стихов. Вся понравившаяся цитата не помещалась, опять обсуждали горячо, оставили наконец две строчки: «Знаю я, только женской любовью этот мир и спасен, и согрет». Вот это ценители поэзии! Наш вариант явно проигрывает. И винить в этом исполнителя никак нельзя. Если бы не настойчивость журналиста Николая Черных, которого поддержала председатель местной организации Союза журналистов Евгения Ташманова, то город, Управление культуры, может быть, и не вспомнили бы эту дату. А бессребреник, бесконечно влюбленный в поэзию Лиры, и вообще в поэзию (то и дело цитировал Николая Рубцова), гравер Валерий Шевцов выполнил свою работу бесплатно. Огромное им всем спасибо.

Конечно, Лира Абдуллина заслуживает большего. Суровому, «металлургическому» Старому Осколу небольшой, с задушевной цитатой памятник или бюст поэтессе придал бы особую, теплую ауру. Уберите из Воронежа памятники Кольцову, Никитину, Бунину, не трудно представить себе, что это будет за город? Таруса, Кисловодск и Пятигорск гармонично смотрятся именно потому, что там много лирических уголков, связанных с поэзией, которая была и остается одним из культурных ориентиров общества. У нас в Старом Осколе из тех, кто украшал жизнь словами и образами, увековечен только Пушкин. Кстати, надпись на памятнике давно стерта, Александр Сергеевич тоже требует к себе внимания. Самолеты и танки давно пора разбавлять лирикой. На очереди, думаю, и наш самородок, наша гордость Владимир Михалев. Должен быть какой-то литературный план архитектуры города. Иначе мы так и останемся городом крупных торговых центров и пивнушек.

Татьяна КАГРАМАНОВА,

Фото и видео смотрите по ссылке https://vk.com/novostioskola

Рубрики: Uncategorized   |   Наверх

    Один комментарий на запись “Памятники Старого Оскола, или О тех, кого забыли”

  1. Сергей пишет:

    Тема, нужная при любой власти. И жаль, якобы руководителей города, не думающих о городе. Интересно, что при всех наших заботах такого рода не видно и не слышно работы Совета депутатов. Очень хочется знать об их «вкладе» в культуру города. И ещё удивительнее факт оставления без ответов серьёзных нравственных вопросов.

Оставьте комментарий. Комментарий будет опубликован после проверки модератором. Это займет некоторое время.