Новости Оскола » Blog Archives » На Вильнюсском направлении
Электронная версия газеты Новости Оскола

« ПредыдущаяСледующая »

На Вильнюсском направлении

07.05.2022


🖌 Пылали 15 танков

Для него и его боевых товарищей путь к Победе начинался в июне 1941 года. Хотя в то время приходилось отступать. Но отступали с мыслью развернуться и гнать врага, пока не упадёт тот перед мстителем на колени. О том, что такое вполне возможно, танковый экипаж, где был командиром Найдин, предупредил агрессоров ещё 25 июня 1941 года. В военно-историческом источнике так говорится о том событии:
«Дивизия с кровопролитными боями отходила на восток. Действуя на широком фронте, она испытывала особую потребность в ударах по танкам врага из засад. Такая задача и была поставлена перед экипажем Григория Найдина. Он расположил свой танк в роще, близ дороги, идущей на восток. Справа и слева – заболоченный луг.

Противник мог двигаться только по дороге, идущей под углом в 30-40 градусов. Воевать можно! Танкисты быстро окопались, замаскировали машину, сделали расчёты для стрельбы по ориентирам.
Вскоре заряжающий рядовой Копылов доложил:
— Вижу пыльное облако!

Приближалась колонна танков. Видны были только первые машины, остальные скрывались в пыли. Почти все танки двигались с открытыми люками, как на марше. За ними на прицепе – противотанковые орудия. Григорий взял прицел на головную машину. Дуло пушки неотступно сопровождало её. Расстояние сокращалось: 500, 400 метров. Выстрел. Недолёт. Григорий сделал необходимую поправку, и следующий снаряд разорвался у основания башни. Третий снаряд угодил в бок. Немного успокоившись, Найдин стал стрелять без промаха. Пылало уже 3 машины. В шлемофоне раздался голос механика-водителя сержанта Василия Золотова:

— Товарищ старший сержант, танки разворачиваются, отступают.
Нет, они не должны уйти! Снаряд летит в хвост колонны. Запылала четвёртая машина, перегородив своим корпусом дорогу. Образовалась пробка из горящих танков. Открыв беспорядочный огонь, гитлеровцы попытались отцепить противотанковые орудия. Теперь, когда колонна остановлена, Григорий Найдин стрелял с таким расчётом; один снаряд по танку, второй – по орудию. Минут через 30 всё было кончено. На дороге горело 12 танков».

В тот же день — достойное продолжение. Осознавая, что поверженные танки загородили собой дорогу и вслед идущая колонна попытается их как-нибудь обогнуть, Найдин сменил позицию и выбрал место для засады за несколько сотен метров от прежнего расположения. Предусмотрительность его не подвела. Вторая вражеская колонна попыталась пройти левее. И вдруг из рощи, что тихо-мирно зеленела невдалеке, грохот выстрелов, запах пороха. Ещё три фашистских танка потеряли боеспособность. Остальные ретировались – решили не испытывать судьбу при неясности обстоятельств. Пространство, которое перед ними, считалось открытым и безопасным, а оттуда вдруг огонь на поражение!

Вышестоящие фашистские вояки на двое суток приостановили продвижение своих войск на этом участке передовой в вильнюсском направлении. Им надо было точно уяснить, что же произошло у селения Рудишкес (Тракайский район Литвы). Эти двое суток оказались крайне ценными для танковой дивизии, в 9-м полку которой служил командиром танка губкинец, заставивший фашистов усомниться в том, что они всесильны. Из наградного листа на Найдина следует, что он внёс полное расстройство в наступление передового отряда 19-й танковой дивизии противника и тем самым дал возможность командованию советской 5-й танковой дивизии наладить управление частями при организации обороны города Вильно (сегодня Вильнюс).

🖌 Награда нашла Героя

В наградном листе говорится: «Заслужил присвоения звания «Герой Советского Союза». Но почему же это представление оформлено два года спустя после боя редкой результативности? Прямо нигде не сказано. Но предположить возможно. Повлияло скорее всего общее положение на Северо-Западном фронте. К началу июля 1941 года он уже оставил Прибалтику, стоял против агрессоров под Псковом, Москва принимала меры: оставил пост командующий фронтом, другие военачальники были заменены. Не до награждения тут было! Вот когда наступил перелом в войне (в 1943 году), по инстанциям начало подниматься представление к награде Григория Найдина, который на тот момент уже был лейтенантом и командиром взвода. На проверку представления ушло достаточно много времени, но в итоге любой строке нашлось конкретное подтверждение.

Указом Президиума Верховного Совета СССР Найдину Григорию Николаевичу, 1917 года рождения, уроженцу села Салтыково (со временем оно влилось в Губкин, стало городским микрорайоном) было присвоено звание Героя Советского Союза (в 1944 году).

Так что же, имея таких способных воинов, дивизия, фронт могли бы в 41-м не отступать? После капитуляции гитлеровской Германии, задавались этим вопросом военные аналитики. Их выводы: отступление произошло не только по субъективным, но и объективным причинам. Северо-Западный фронт в Прибалтике ко дню внезапного нападения гитлеровской орды не имел необходимых укреплений (их не успели выстроить, так как Прибалтийские республики не так давно вошли в СССР), тыловые службы были развиты также явно недостаточно. А за противостоящей стороной – базы в Восточной Пруссии, где Германия готовилась к войне долго и основательно. «Не поддаваться на провокации!» — это указание, которое повторялось перед строем и на собраниях в соединениях Красной Армии ещё накануне схватки с беспощадными оккупантами.

В нём – отражение понимания: в начале войны возможности Советского Союза и гитлеровской Германии в военном потенциале не были равновесными. Северо-Западный фронт – пример подобного положения. Согласно отдельным данным, фашистская группа армий, с которой ему довелось сражаться, имела явное преимущество: по личному составу в 1,7 раза, по пушкам и миномётам в 1,6 раза, по танкам в 1,1 раза. По самолётам отмечалось равновесие – до 22 июня 1941 года. Но в первый же день войны фашистская авиация получила господство в воздухе, разбомбив на советских аэродромах сотни краснозвёздных самолётов. С временной утратой авиацией Красной Армии возможности доставить ощутимый ущерб врагу, возросла ответственность танкистов в плане организации активных очагов сопротивления. В русле этого – подвиг Найдина, который оказался подготовленным лучше многих из сослуживцев. По крайней мере гораздо лучше тех, кто поздней его начал службу в качестве танкиста.

🖌 Остался в строю

Старооскольский райвоенкомат призвал Григория на срочную службу в 1938 году. Было принято во внимание, что окончил школу механизации, проявил себя толковым трактористом, а повысив квалификацию, стал механиком МТС (машинно-тракторной станции). Такие нужны в танкистах! Григорий того и хотел. Парни, приходившие со службы, хвалились своим знакомым: «Против танка не устоять! Танк – это масса, мощь…» Их откровениям вторили киноленты, где танкисты были бравыми, дружными и умелыми. Отделившись от кинокадров, по городам и сёлам в то время звучала песня с обещающими словами «Броня крепка и танки наши быстры».

Новобранца Найдина приметили по прибытии на место назначения. Его ждала полковая школа, готовившая младших командиров. Когда приближалась дата распрощаться с частью, уйти в запас (служба по призыву продолжалась в сухопутных войсках три года), случилась мобилизация на борьбу с немецкими нацистами и их приспешниками. И теперь уже готовность воевать проверялась не учебным полигоном, а группой армий «Север», что до этого преодолела сопротивление во Франции, Бельгии и Голландии.

Ударно группа «Север» начала и на территории Прибалтики. Не встретив каких-либо крупных сил у границы СССР, танкисты из группы «Север» 22 июня 1941 года, около часа дня, вышли к мостам через реку Неман в литовском городе Алитусе. Мосты им достались неповреждёнными. Причина сохранности переправ оказалась весьма простой. Тот, кто рассчитывал час подрыва, заранее не мог знать, как сложится обстановка. Скорость продвижения фашистов не совпала с ожидавшейся. Непосредственный исполнитель не решился взять на себя ответственность и вывести из строя переправы ранее предписанного времени. Танкистам была поставлена задача отбить мосты как важные объекты. Однако не получилось, враг был потрёпан, но не настолько, чтобы оставить свою добычу. Соотношение понесённых потерь и достигнутых результатов советским командирам подсказало: следует навязывать противнику такие ситуации, когда он сразу и не поймёт, в какую переделку попал. Подходить на его глазах — это одно.

Другое, когда противник тебя не видит, когда бьёшь его из засады. Нашим танкистам пришёл приказ – прибегнуть к военной хитрости. Танковая засада у селения Рудишкес, из которой 15 фашистских танков уничтожил танковый экипаж под началом сержанта Найдина — наглядное свидетельство того, что находчивость – отличное оружие. Тот успех для губкинца послужил своеобразным указателем в судьбе. Он всё больше начал склоняться к выводу, что его профессия и в дальнейшем – Родину защищать.

Когда настала демобилизация, многие сослуживцы предпочли снять погоны и стать гражданскими, вернуться к заводам, стройкам, шахтам, фабрикам и полям. Григорий Найдин выбрал иное. В 1949 году он окончил Военную академию бронетанковых и механизированных войск, продолжил работать на оборону. Он передавал свой опыт подчинённым – тем поколениям, что не видели фронта. Для того обучал их военным навыкам, чтобы впредь не нашлось никаких желающих нападать на его страну. В запас ушёл в звании полковника в 1966 году. Через одиннадцать лет скончался — в возрасте 60 лет, сказались фронтовые раны.

А в этом году у Найдина юбилей – 105 лет со дня его рождения. Вспомним о том, какими были его боевые будни. Нужно было Отечеству, и сын Отечества стал Героем.

Валерий ТЕЛЕГИН, г. Губкин

Рубрики: Uncategorized   |   Наверх

Комментариев пока нет.

Оставьте комментарий. Комментарий будет опубликован после проверки модератором. Это займет некоторое время.