Новости Оскола » Blog Archives » Кого не звали, зачем пришли?
Электронная версия газеты Новости Оскола

« ПредыдущаяСледующая »

Кого не звали, зачем пришли?

14.05.2022


Это от слова «квасцы». Уму непостижимо!» В другой заметке сдержанно приводится: «Для любого живого, развивающегося языка заимствование иностранных слов – норма».
И далее там же следует: «Надо понимать, что язык распространяется вместе с технологиями, культурными или социальными явлениями и прочими новшествами. Надо всего лишь быть среди лидеров в чем-то передовом. Так по миру разошлось советское слово «спутник» или американское «computer».

Противоположные позиции? Попробуем разобраться, что такое иностранные слова для русского языка. Раскрываем словарь, в котором имеются данные о словах, пришедших к нам из иностранных языков. Видим пояснения: с латинского, греческого, французского, немецкого, итальянского… Убеждаемся, что многие пришли не без уважительной причины. Вот слово «агент», к примеру. Взято это слово из латинского языка. Если в русском искать замену, то получится длинновато – «лицо, действующее по поручению кого-либо». Или слово «балет», которое прибыло из французского. На русском в двух словах не объяснить, что это за творчество. Выльется в предложение: «Вид сценического искусства, содержание которого раскрывается в танцевально-музыкальных образах». «Виртуоз» (из итальянского) опять же потому у нас и в обиходе, что иначе надо длинно рассуждать: «Человек, достигший в работе высшей степени мастерства». Речь выбирает краткость. А бывают такие случаи, когда равной замены нет, и иностранное слово употребляется как бы несколько обрусев.

Стихотворный размер «гекзаметр» корни имеет в греческом языке. Но под этим своим названием он смог врасти в российскую поэзию и остаться в ее истории. А те же «хорей» и «ямб» не только в истории, но и в действии – прямо сейчас, сегодня. Они не русского роду-племени, но они – добротные инструменты в прославлении русского языка (в умелых руках, конечно).

🖌 Чтобы легче говорилось

Однако пора перейти к компьютеру, раз слово «компьютер» упомянут в тексте. Оно употребляется и школьником, и профессором. И никого как будто не коробит. Должно быть, не последняя причина того, что это слово прижилось, потому что им взято первенство в честном соревновании. По крайней мере, к тому склоняются исследователи в сфере филологии. Их разъяснение довольно убедительно. В Советском Союзе и в зарубежье почти одновременно появилось такое изобретение, как вычислительная машина. В СССР новую технику назвали «ЭВМ», а за рубежом «компьютер». В дальнейшем от этих слов образовались разные «ответвления». С ЭВМ работает «эвээмщик».

Предприятие или отрасль, где внедряются ЭВМ, начинают «эвээмизировать». По сути верно. Но как звучит? Как такое произнести? Неуклюже и неудобно! «Компьютерщик» — менее затруднительно. «Компьютеризировать» — тоже гладко по сравнению с конкурентом. Вот потому и «компьютер» там, где сначала было «ЭВМ». Заимствовали слова по причине понятной и очевидной – чтобы легче говорилось и читалось.

Но такие иностранные слова, что в теле- и радиопрограммах присутствуют незваными гостями, режут слух, раздражают глаз, это совсем не то, что русский язык заимствовал, принял к себе на службу. Набирает силу термин «варваризмы». Он отделяет то, что нашему языку не свойственно и не нужно, от такого «пришлого», которое было принято и освоено как материал в построении предложений.

Путешествие в этот мир может оказаться занимательным. В обиходе русского языка есть не отторгаемые им, скажем, «кофе», «пальто», «метро». Живут и здравствуют, потому что на своих местах. Слово «кофе» пришло с продуктом, который в России не производится. Как по-другому его назвать? А пальто ведь надо отличать от тулупа и зипуна? Вот и вошло в общение французское слово. Где впервые метро построили, там и дали имя сооружению. У нас метро построили позднее, но технически ведь то же самое, что в эксплуатации у других? Вот и у нас «метро».

🖌 Затянувшаяся мода

«Кофе», «пальто», «метро» получили свою прописку, образно говоря, в силу необходимости. Варваризмы – нечто совсем иное. Это иностранные слова, имеющие подобие в системе русского языка. Они как птенцы кукушки, их стремление – вытеснить коренное. Но вовсе не для того, чтобы ясность внести во что-то. Нередко их привносят для того, чтобы ясности стало меньше. Некогда слово «ваучер» повторялось с утра до вечера. Многие ни тогда, ни сейчас не знают, что оно в переводе обозначает. Зато воспылали такой надеждой, что ваучер стоит никак не меньше, чем пара автомобилей «Волга».

Разочарование – не меньшего размера! Или такое новшество – появление слова «киллер». Оно нейтрально воспринимается до перевода его на русский. А когда становится понятно, что в виду имеется убийца, выбравший убийство как профессию, тут уже кипит негодование. Для непосвященных тарабарщина, когда сыплются «саммит», «брифинг», «консенсус», тому подобное. В то же время в русском языке давно имеются те слова, которые ярче, глубже, доходчивей и наглядней обозначают те же самые предметы, чем аналогичные иностранные. Взять «креатив» и «творчество». Разве могут быть взаимозаменяемы? Слово «творчество» отдает душевным порывом и вдохновением, «креатив» — холодное, как жаба (для не особенно одаренных лингвистическими талантами). «Проверка фактов» сильней «фактчекинга» — убедительней и понятней.

Но почему же всё-таки варваризмы гуляют толпами по эфиру? Должно быть, крепко они засели в памяти авторов передач, стремящихся щегольнуть знанием иностранного. Затянулась мода на англицизмы! Где-то на предприятиях могут ввести доплату за владение английским языком. Где-то требуют научные статьи оформить на английском языке и посылать их в зарубежные журналы (без публикации за границей их научность как бы и неполная). В школьном образовании усилено внимание к английскому. Модой навеяно? Может быть. Время от времени приключаются языковые моды. Роман Толстого «Война и мир» с трудом порою воспринимается, так как по полстраницы диалоги на французском языке. Писатель правдив: так было в современной ему России, что французский ставили выше русского. А через десятки лет увлечение эсперанто – искусственным языком – буквально лихорадило умы и овладело массами! Ну и что? Минуло без следа.

Ни в коей мере не отрицая, что следует изучать иностранные языки в определенных целях, хотелось бы высказать пожелание: пусть достается знание иностранного языка по вполне приемлемой цене, а не избыточной, не излишней. Пусть иностранные языки постигают не все и в обязательном порядке, а те, у кого есть склонности к этому от природы. И до поступления на факультет иностранных языков постигают в часы досуга – на курсах, в секциях, отделениях.

Что касается русского языка, то это государственный язык на территории Российской Федерации (ст. 3 федерального закона РФ «О языках народов Российской Федерации» от 25 декабря 1991 года). Соответственно, отношение к нему должно быть не любым, а государственным.

Валерий ТЕЛЕГИН, г. Губкин

Рубрики: Uncategorized   |   Наверх

Комментариев пока нет.

Оставьте комментарий. Комментарий будет опубликован после проверки модератором. Это займет некоторое время.