Новости Оскола » Blog Archives » «Больное место» (Продолжение. Начало в №10)
Электронная версия газеты Новости Оскола

« ПредыдущаяСледующая »

«Больное место» (Продолжение. Начало в №10)

18.06.2022


Вот типичное заявление тех лет, сохранившееся в Белгородском областном архиве, написанное по поводу трудоустройства бывшей учительницей Новокладовской 1-й советской школы Параскеей Николаевной Переверзевой: «Профком месткома ходатайствует перед УОНО о назначении меня на должность ликвидатора на ликпункт с. Новокладового Старооскольского уезда Курской области». (Написано 27 сентября 1927 года).

Характер и масштабы ликвидаторской работы на территории Курской губернии, куда входил Старооскольский уезд, можно представить, обратившись к протоколу заседания Пленума Курской губернской комиссии по ликвидации неграмотности, состоявшегося 11 декабря 1924 года. Основная задача была сформулирована так: «…немедленно приступить к составлению плана ликвидации неграмотности среди населения губернии в возрасте от 15 до 35 лет».

Заседавшими было предложено к 10-й годовщине Октябрьской революции открыть 1000 ликпунктов. Предполагалось, что они будут работать по полгода, и на содержание каждого предусматривалось 12 рублей 50 копеек в месяц. Удивительно, что шапкозакидательское настроение и стремление достойно отрапортовать начальству об успехах продемонстрировал никто иной, как сам председатель Губграмчека по фамилии Гордый. Он предложил увеличить нагрузку на учителя вдвое — до 35 человек, и таким образом выполнять производственный план за 3 месяца. Ему возразили делегаты с мест.

Один из них, тов. Магазинер, выразил мнение большинства: «…спешность работы, диктуемая докладом, основана исключительно на материальных средствах и, безусловно, отразится на качестве работы».
Пленум отметил, что руководящие органы на местах игнорируют циркуляр ВЦИК о выделении специальных работников по ликбезу, не выполняет своих функций и общество.

🖌 «Долой неграмотность!»

Решено было принять все меры для реализации производственного плана Губоно, пропустить через ликпункты 100000 неграмотных. Из сводки, подписанной председателем Старооскольской Уграмчека А. Данковым, узнаем, что в сентябре 1925 года на нашей территории действовали 12 ликпунктов, которые посещали в общей сложности 2484 учащихся (1665 мужчин и 819 женщин). В числе неотложных нужд тов. Данков упоминал отсутствие кредитов на освещение, а также сетовал на то, что все «выданные Губоно письменные принадлежности израсходованы и необходимо срочно снабдить ликпункты последними».

Отсутствие должного финансирования образовательных программ заставляет внести корректировки в первоначальные планы, и в недрах Губполитпросвета и Губграмчека рождается приказ, утверждающий всего 500 ликпунктов (в Старооскольском уезде — 75). Программа была рассчитана на 6 месяцев, ликвидатору, обучающему группу в 35 человек, имеющему 18- часовую нагрузку в неделю, выплачивалось 12 рублей 50 копеек в месяц, то есть 50 процентов от учительской ставки.

🖌 «СССР – страна сельскохозяйственная»

К сожалению, не удалось найти документов, проясняющих, как же проходила подготовка учащихся в ликпунктах. Но в папке архивов Старооскольского отдела народного образования нам попался отчет о работе с учащимися группы малограмотных, составленный учительницей Олимпиадой Петровной Ворониной.

В анкете, датированной 10 февраля 1927 года и заполненной по требованию Губрамчека, значится адрес школы ликбеза: город Старый Оскол, ул. Комсомольская, в школе №7. (Основана в 1923 году). Сообщается, что занятия проводились с 5 до 8 вечера по понедельникам, средам и пятницам по программе для школ, кружков малограмотных. Группа неграмотных состояла из 23 человек. Из учебных пособий использованы книги: «Да здравствует труд!», «В стране свободный труд!», «За землю!», букварь «Наша сила — наша нива», журналы «Долой неграмотность», газета «Комсомольская правда», географические карты, таблицы умножения.

На вопрос о проработанных темах Олимпиада Воронина отвечает: «Из 2-го отдела последняя тема: «Общее состояние промышленности», и из 3-го 1-я тема: «СССР — страна сельскохозяйственная» и темы: «Земледелие как главный вид сельского хозяйства», «Земельная политика соцвласти». Упоминаются и беседы, проведенные в связи с текущим моментом. Они посвящены датам «Красного календаря». Отмечались день смерти В. И. Ленина, годовщина «Кровавого воскресенья».

Последнее обстоятельство в трактовках современных исследователей истории образования в России получило название большевистской политизации просвещения. Агитация за грамотность и советскую власть, как следует из отчетных документов, проводилась педагогами в устных беседах с неграмотными, при постановке вечеров художественной самодеятельности, в докладах, а также с применением других форм воздействия.

Заслуживает внимание и система контроля за качеством знаний учащихся. В этом смысле показателен акт комиссии от 5 февраля 1927 года, оценивавшей работу Чернянского волликпункта, входящего в сферу влияния Старооскольского уездного отдела народного образования. Группа проверяющих под руководством инспектора тов. Величенко оставила нам любопытное свидетельство: «Производя проверку знаний учащихся Чернянского волликпункта в количестве 33-х человек обоего пола, нашли, что 26 человек из них усвоили программу ликпункта и отвечали на все задаваемые нами вопросы, касающиеся курса ликпункта… В чем и составлен настоящий акт». Список окончивших ликпункт в количестве 26 человек прилагался к акту.

Отчет о работе ликпункта, действовавшего при первой Чернянской школе I ступени Чернянского волликпункта, позволяет судить, как относилось само население к настойчивым действиям властей в области образования. Учитель, отвечающий на анкету, делает выводы: «Активность и сознательность широких масс населения начинает проявляться и сказывается большим притоком неграмотных в ликпункты». Однако тут же следует замечание по поводу того, что «местные средства не позволяют в достаточной мере удовлетворить нужды граждан. Наши органы местные и государственные мало уделяют внимания ликвидации неграмотности. В первую очередь урезывают смету на ликвидацию неграмотности».

Качество работы Олимпиады Петровны Ворониной проверяла в том же году комиссия по выпуску учащихся из группы неграмотных Старооскольского ОИШ ликбеза. Присутствовали: представитель отдела работниц и крестьянок ИУНО М. А. Винченко, заведующая ОИШ ликбеза Воронина и представитель от учащихся тов. Рощупкина. Олимпиада Петровна рассказала, почему не все учащиеся группы готовы к выпуску. А далее следуют фамилии Позднякова и Чаркина, которых, по мнению учительницы, нельзя допустить «ввиду их редкого посещения». Денисову, 27 лет, по происхождению крестьянку, батрачку, члена Союза Всероводземлеса, — не аттестовали «ввиду позднего поступления».

🖌 Сажала за парты железной рукой

Губернский отдел народного образования в целях налаживания более эффективной работы по борьбе с неграмотностью предписывает Старооскольскому уполитпросвету составить перспективный план по ликвидации неграмотности, малограмотности на 1927-1928-й учебный год, «сосредоточив внимание на первоочередных группах населения допризывников 1906-1907 гг. рождения, сельхозрабочих и батраков».
При составлении плана было рекомендовано иметь в виду, что «ликпункты должны обслуживать только неграмотное взрослое население от 16-ти лет и выше, потому что подростки до 15 лет должны быть охвачены специальными школами».

И все-таки несмотря на громадные усилия властей, отнюдь не все неграмотное население тянулось к свету и выполняло предначертания Коммунистической партии. Далеко не на всех действовали призывные листовки с лозунгами: «В России Советов не должно быть ни одного неграмотного!», «Грамотный, помни всегда: темному — долг твой помочь! Знанием «дети труда» сбросьте невежества ночь!», «Грамотный — опора трудящихся в борьбе за лучшую жизнь», «У грамотного и земля лучше родит».

Мы уже писали, как в своё время правитель Тамбовской губернии поэт Гаврила Романович Державин велел забирать детей в школы через полицию. Деятели уездной чрезвычайной комиссии по ликвидации безграмотности обращаются в Старооскольскую милицию с аналогичной просьбой. Письмо это — уникальный документ — стоит привести, он очень хорошо характеризует эпоху: «Уграмчека просит Вас выслать 21 января в 5 часов вечера в школу бывшую Ушинского (Комсомольская, 21) нижеследующих неграмотных лиц города: Ресуеву, Степкину… (следуют еще фамилии), живущих на Рыльской улице, предупредив их, что за уклонение от обучения будут привлечены к ответственности.

Вместе с этим Уграмчека просит Вас дать сведения с остальных улиц города Старый Оскол о неграмотном населении в возрасте от 18 до 38 лет, и если таковые окажутся, направлять в указанную школу».
Советская власть железной рукой сажала за парты своих несознательных граждан, ломались стереотипы в поведении и образе жизни. Обидно только: тяга к знаниям воспитывалась через покорность.

Евгений ЕВСЮКОВ, фото из архива издательства «Ямская степь»

Фото и видео смотрите по ссылке https://vk.com/novostioskola

Рубрики: Uncategorized   |   Наверх

Комментариев пока нет.

Оставьте комментарий. Комментарий будет опубликован после проверки модератором. Это займет некоторое время.