Новости Оскола » Blog Archives » Потомок запорожских казаков
Электронная версия газеты Новости Оскола

« ПредыдущаяСледующая »

Потомок запорожских казаков

20.04.2017

Рассказ о выдающемся инженере-строителе

На фотоснимках, сделанных в конце 70-х годов прошлого века, открывающих хронику строительства ОЭМК, почти неизменно встречается фигура Владимира Гаморы – главного технолога комбината «Электрометаллургстрой» («ЭМС»). Вот он вместе с высокими партийными и хозяйственными руководителями во чистом поле, принадлежащем Обуховскому колхозу «Мировой Октябрь», знакомится с местом предполагаемого строительства комбината. А здесь он с группой специалистов забивает колышек, символизирующий начало возведения первого цеха ОЭМК – механоремонтного. Словом, находится в самом эпицентре событий, знаменующих начало грандиозных преобразований на Старооскольской земле и начало нешуточной модернизации горно-металлургической отрасли державы.

Удивительный рассказчик

Хорошо помню первую встречу с Владимиром Константиновичем, состоявшуюся в начале 80-х в редакции газеты Всесоюзной ударной комсомольской стройки  «Оскольская Магнитка». Гамора только что вернулся из загранкомандировки, и мы пригласили его на чашку чая, чтобы послушать рассказ о возведении первого в Пакистане металлургического завода.

 

Гамора-дома-072

В редакционную комнату вошел мужчина среднего роста, на вид лет сорока. Брюнет интеллигентного вида, с крепкой густой шевелюрой и с озорством в васильковых глазах. Когда рассказывал, красноречивыми жестами подкреплял повествование, и слушать было чрезвычайно интересно. Предельно демократичный, напрочь лишенный апломба, живой и импульсивный, Владимир Гамора, казалось, наполнил незримой энергией и раздвинул пространство тесного кабинета. Работавший в Пакистане на протяжении трех лет в должности руководителя коксохимического комплекса, Владимир Константинович увлеченно живописал сооружение коксовых батарей. Порой отвлекался, уходил в сторону от главной темы, чтобы набросать яркие картинки быта и досуга советских строителей, а также жителей далекой и явно небогатой восточной страны.
Понятно, что время, запланированное для встречи, пришлось продлить к удовольствию не только слушателей, но, как нам показалось, и самого рассказчика. В итоге журналисты и собеседник расстались друзьями.
В том, что первое впечатление оказалось не ошибочным, довелось убедиться не раз. Владимир Гамора участвовал в создании всех мало-мальски значимых объектов ОЭМК, закрепив за собой репутацию специалиста мирового уровня в области промышленного строительства. Не только «Оскольская Магнитка», но и другие, в том числе областные и центральные газеты, с гордостью писали о том, как главный технолог комбината «ЭМС» Владимир Гамора внедрил ценное рацпредложение, речь шла об оригинальном решении, которое использовали при устройстве гидротранспорта концентрата. Подобным рацпредложеням Владимира Константиновича несть числа! Для государственной казны он как инженер-строитель, обладающий высокой компетенцией и особой творческой сметкой, сберег свыше миллиона полновесных советских рублей.

«Меня называли Кувалдой»

Вынесенные в заголовок слова принадлежат самому Владимиру Константиновичу Гаморе. Он сам считает, что был чрезвычайно принципиальным и по-инженерному въедливым, когда дело касалось проверки и подготовки проектно-технической документации для сооружения объектов и соблюдения норм и правил строительства. С неслыханной для партийной номенклатуры и высшего руководства дерзостью «неудобный» инженер-строитель Гамора отстаивал свою точку зрения, если считал, что прав. По этой причине не сложились у него на первых порах и отношения с главным инженером комбината Петром Артемовичем Журило. Позднее все наладилось: опытный руководитель Журило понял, что в позиции строптивого главного технолога «ЭМС» нет никакой корысти, он не умеет подсиживать начальство. А желание идти наперекор – не гонор, просто быть щепетильным в профессии – так учили Гамору сначала во Львовском строительном техникуме, затем в Советской Армии. Но главные уроки профессионального строителя он получил на объектах Казахстанской Магнитки. Начав трудиться  здесь простым  рабочим и пройдя все должностные ступеньки, Владимир Гамора уже через шесть лет был назначен главным инженером управления «Коксохим» знаменитого на всю страну треста «Казметаллургстрой».  На всех этапах своей деятельности ершистый по характеру и далекий от чинопочитания, упрямый хохол Владимир Гамора заботился о своем профессиональном достоинстве. Да мог ли поступать иначе наследник древнего рода, потомок запорожских казаков по материнской линии с фамилией Гуслистые, чьи предки назывались «ключниками», потому что состояли хранителями ключа от ворот Днепра?

Партбилет — на стол!

Выглядит полной дикостью случай, когда по прихоти местного партийного начальства могла сломаться карьера выдающегося инженера-орденоносца.
Теперь, по прошествии времени, можно об этом говорить без экивоков, хотя сам Владимир Константинович не пожелал обнародовать имена его тогдашних гонителей. А случай можно назвать курьезным, анекдотичным, хотя после него Владимир Константинович две недели вынужден был пролежать в кардиологии.
Шла сдача в эксплуатацию ДКиТ «Комсомолец». По обыкновению местные власти подгоняли отстававших строителей и с завершением отделочных работ нужно было успеть к проведению городской партийной конференции. Недоделок на  социально важном объекте была уйма, а главный инженер Гамора отвечал за устранение брака кровли. И надо же было такому случиться? Когда на сцене за столом заседало партийное начальство, кто-то из монтажников в предпусковой запарке, чтобы не ходить по малой нужде на улицу, пустил струю на потолочное перекрытие, предназначенное для эстетики и улучшения акустики. Капли, похожие на дождевые, упали прямо на стол, накрытый кумачовой скатертью, где заседали строгие партийцы.

 

Безимени-1

Начальство разъярилось: выходит, до сих пор не устранили течь крыши! Не разобравшись в ситуации, «стрелочником» определили Владимира Константиновича. В наказание — партбилет на стол, исключение из рядов КПСС!
Накал партийных страстей на заседании горкома партии был настолько велик, что в качестве смягчающих аргументов не воспринималась и безупречная репутация Гаморы, и его награды. В это время как раз ему светила новая поездка за рубеж – в Пакистан. Его  прочили на должность заместителя руководителя металлургической стройки, которую вел Советский Союз.
На следующий день после взбучки Гамора явился на внеплановое заседание горкома партии, и оно было похоже на судилище. Все члены «ареопага», кроме одного, проголосовали за исключение Гаморы из партии.
– Спасла меня жена Светлана, а еще Виктор Анохин, главный энергетик ОЭМК, – вспоминает Владимир Константинович. – Светлана подключила «тяжелую артиллерию», выйдя на знакомого по Казахстану начальника Главного управления «Минтяжстроя». Тот в свою очередь доложил об инциденте Александру Бабенко, заместителю министра, который будучи первым начальником комбината «ЭМС» и пригласил меня туда на работу.
Незримая партийная «кухня» варила свои подспудные дела в то время, когда Владимир Константинович по совету Виктора Анохина пожаловался на сердце и стал пациентом медсанчасти.
Исключение в Старооскольском горкоме партии даже не успели официально оформить, отделались объявлением Владимиру Константиновичу «постановкой на вид» и вскоре, не смея перечить более высокому партийному начальству, благополучно подписали положительную характеристику, столь необходимую для зарубежной командировки. Таким образом, Гамора поехал поднимать экономику Пакистана.

60 лет на стройке

Владимир Константинович отработал в сфере строительства более 60 лет – стаж немыслимый! Построил в СССР и затем в России, а также за рубежом десятки серьезнейших объектов, пять одних только металлургических заводов! В последнее время возводил в Белгородской области сеть магазинов «Пятерочка», работая главным инженером ООО «РусМет».
Опытнейшему строителю больно наблюдать, как разрушался и ныне исчезает некогда мощнейший строительный комплекс Старого Оскола. В результате дошло до абсурда – новую фабрику окомкования на Стойленском ГОКе возводила турецкая фирма. До слез обидно, что в отрасли нарушился принцип профессиональной преемственности поколений, в результате таким, как В.К. Гамора некому передавать свой практический опыт, уникальные, наработанные годами знания и умение. Увы, в самом центре КМА у большинства молодежи не стало, как в советское время, достойной работы, полигона для совершенствования в профессии в виде сложных и ответственных объектов горно-металлургического комплекса.
Нынче в России в целом, и на Белгородчине в частности по большей части строятся торгово-развлекательные центры, видимо, они более предпочтительны в условиях сырьевой экономики и доминирования спекулятивного бизнеса перед реальным производством.
Сам Владимир Константинович много читает. Несмотря на то, что инженер по образованию и по предназначению в этом мире,  Гамора тонко чувствует слово. И видимо, не случайно в свое время, работая в Иране, выучил  фарси, так что свободно общался с местными-строителями и удивлял знанием языка базарных торговцев.

 

Встреча-с-Щахин-Шахом-Ирана

 

При нашем расставании, не остыв от беседы на политическую тему, о будущем России, прочитал отрывок из поэмы «Возмездие» Блока…
Вот такие замечательные люди, окружающие нас, до сих пор дарят журналистам творческое вдохновение.

Евгений ЕВСЮКОВ

Рубрики: Актуально   |   Наверх

Комментариев пока нет.

Оставьте комментарий.