Новости Оскола » Blog Archives » Калмыковы из Песчанки
Электронная версия газеты Новости Оскола

« ПредыдущаяСледующая »

Калмыковы из Песчанки

08.06.2017

Об основателе спиртзавода и судьбе его потомков

На основе архивных документов и знакомства с потомком старооскольского помещика Калмыкова удалось познакомиться с необычной семейной историей, в которой столь причудливо переплелась судьба представителей двух великих народов – русского и немецкого. Историей, столь актуальной в свете событий 100-летней давности, которые одни называют Октябрьским переворотом, другие – Великой Октябрьской социалистической революцией.

С германской подданной

14 января 1904 года в столице Украины, в Свято-Троицком храме, был зарегистрирован брак старооскольского дворянина православного Николая Григорьевича Калмыкова с германской подданной Ольгой Иоанновной Динтер, лютеранского вероисповедания. В копии из метрической книги, любезно предоставленной нам внуком Калмыкова, Александром Георгиевичем, живущим в Санкт-Петербурге, записано, что совершили таинство настоятель церкви Митрофан Вышегорский и дьякон Владимир Солнцев. В графе «Кто были поручители» со стороны мужа подписи поставили помощник столоначальника Киевской казенной палаты, губернский секретарь Евгений Иванович Динтер, брат невесты и крестьянин Антоний Акимович Марченко. Со стороны невесты – студент Киевского политехнического института Александр Львович Елисеев и австрийский подданный Роман Алексеевич Динтер.
К сожалению, Николай Калмыков, владелец Песчанского винокуренного завода, расположенного в Старооскольском уезде Курской губернии, прожил с супругой всего десять лет, в 1914 году, в сорокалетнем возрасте он ушел из жизни. Но Калмыковы народили и воспитали четырех детей, и, судя по всему, их брак оказался удачным.
Исходя из Свидетельства, подписанного 19 февраля 1901 года Предводителем Курского губернского дворянства, сын коллежского советника Георгия Яковлевича Калмыкова как принадлежащий к дворянскому роду отца «внесен во вторую часть дворянской родословной книги Курской губернии, каковое определение утверждено указом Правительствующего Сената по Департаменту Герольдии от 22 января 1901 года за №149».

Прогрессивный хозяин

Канцелярский служитель Старооскольской дворянской опеки Николай Калмыков, владеющий 142 десятинами и 1061 квадратными саженями земли в слободах Гумны, Казацкая и деревне Николаевка, в лице Ольги Динтер избрал себе неплохую партию. Отец супруги, немец по национальности, Иоан Динтер, купец второй гильдии, почетный гражданин Киева, имел хороший денежный оборот с книжной торговли. Владел большим книжным магазином на Крещатике и поставлял книги в Киевский императорский университет. Не исключено, что именно он присоветовал, а то и помог зятю в организации в его родовом имении в с. Песчанка винокуренного завода. Правительство дало добро на такое ходатайство.

 

калмыков

Архивный документ с «фирмой» Главного Управления окладных сборов и казенной продажи питей Министерства финансов царской России содержит послание на имя Управляющего акцизными сборами Курской губернии: «По состоявшемуся между Министерством финансов и Главным Управлением Землеустройства и Земледелия соглашению признано возможным предоставлять к поставке в казну по ежегодно назначаемой Министерством Финансов цене по двадцати пяти тысяч (25.000) вед. спирта в 40 градусов в год заявленному к устройству в имении при д. Песчанке Н.Г. Калмыкова винокуренному заводу…». Далее следуют условия, при которых это разрешение будет иметь силу. Потомственный дворянин Николай Георгиевич Калмыков, вероятно, решил свое хозяйство сделать более эффективным за счет строительства «сельско– хозяйственного винокуренного завода».
Судя по делам, это был прогрессивный, склонный к экспериментам барин, хотя, правда, не всегда удачных. По крайней мере, местные крестьяне не принимали и не поддерживали его нововведений.
Наш знаменитый земляк Адриан Топоров, уроженец села Стойло, писатель и просветитель, в своих воспоминаниях « Я – учитель» оставил нам портрет хозяина завода – барина Калмыкова: «Приземистый, чернявый, худой и горбатый (мужики за глаза звали его ‘’Горбачом’’), с длинными, ниже колен, руками, он вставал раньше своих батраков. Еще до солнца носился по обширному зеленому двору, отдавая сердитые распоряжения. …Позже я понял, что свое имение он хотел сделать ‘’очагом культурного сельского хозяйства’’. Первым в округе Горбач завел породистых коров, свиней, кур, уток, индеек, цесарок и павлинов. Царские птицы в летние дни ‘’любили сидеть на высокой решетчатой ограде, свесив свои золотистые, синеглазые хвосты’’.
Первым, вспоминал Топоров, Калмыков применил на пахоте однолемешный плуг, а на косьбе хлебов – лобогрейку. Сначала управлял ими сам, потом только доверил работникам. Занимался Николай Григорьевич и мелиорационными работами: «…на заболоченном лугу велел прорыть канавы, осушил его, и луг покрылся обильным разнотравьем. После снятия отавы здесь пасся помещичий крупный скот. Было чему дивиться: коровы сытые, лоснящиеся, вымя у каждой с пуд. А на быков смотреть страшно: лбищи широкие, курчавые, глазищи злые-презлые, подбрудки висят чуть ли не до земли».
Человек инициативный и не чуравшийся черновой работы, Николай Георгиевич строящимся винокуренным заводом решил заведовать сам, а в качестве ответственного винокура пригласил крестьянина Эстляндской губернии Ивана Ивановича Якоба. В отсутствие владельца завода бумаги подписывала его жена, Ольга Ивановна Калмыкова.

Благотворительность

Николай Калмыков не был алчным до денег и прижимистым помещиком. Он внес свою лепту в строительство школьного здания в селе Песчанка, а затем постоянно оказывал школе денежную помощь. Сохранился документ, в котором земский начальник Старооскольского уезда от имени Зземского собрания в 1895 году благодарит двадцатидвухлетнего Николая Егоровича Калмыкова «за участие и труды в деле народного обучения учащихся и за пожертвованную Вами сумму».

 

Семейство-Динтеров

В марте 1906 года Старооскольский уездный училищный совет отметил, что «в 1905 году учредителями училища – Калмыковыми – вновь ремонтировано и обложено кирпичом, каковой ремонт обошелся в 350 рублей. Кроме того, Калмыковы с большою готовностью помогают неотложным нуждам школы».
Удивительно, что даже в 1917 году семья Калмыковых оказывала содействие Старооскольскому отделению общества взаимопомощи учащим и учившим в начальных училищах Курской губернии. Председатель правления Старооскольского отделения общества пишет: «Г. Пожизненному Члену Общества Ольге Ивановне Калмыковой.
Правление Общества взаимопомощи учащим, получив пожертвованные Вами в пользу Общества сто рублей, в заседании своем 19 февраля с.г. постановило: выразить Вам глубокую благодарность и признательность за такое щедрое пожертвование в пользу народных учителей, о чем довести до сведения Общего собрания. Избрав Вас на основании параграфа 9 устава Общества пожизненным членом Общества, правление свидетельствует Вам свое искренне расположение и почтение».
Кто знает, возможно, подобные документы и общественное признание заслуг Калмыковых как благотворителей помогли Ольге Ивановне с семьей избежать печальной участи, постигшей большинство других землевладельцев.
По рассказу А.Г. Калмыкова, после смерти мужа Ольга Ивановна успешно управляла заводом, по официальным документам переведя его в разряд овощесушильных. А потом, оставив имение на попечение сестры, переехала с детьми в Старый Оскол, забрав с собой пианино, чтобы давать уроки музыки. Когда произошла национализация предприятия, работала преподавателем истории, географии и иностранных языков в некогда знаменитой Струковской школе, на месте которой теперь расположена детско-юношеская спортивная школа. Прекрасно образованная и знавшая в совершенстве несколько европейских языков.

Благодарен революции

Ольга Калмыкова-Динтер была востребованным преподавателем, а также успешно занималась ликвидацией безграмотности среди населения уезда. Перед Великой Отечественной войной переехала в Ленинград к детям, которые учились в вузах.
Начав не столь давно работать с материалами, касающимися истории семьи Калмыковых, я обнаружил, что портрет Ольги Ивановны имеется в моей книге, вышедшей в 2001 году в издательстве «Ямская степь» под названием «Старооскольская школа: из прошлого в будущее». На фото, сделанном 10 июня 1924 года, запечатлена группа выпускников Старооскольской городской школы II cтупени. Среди учителей — О. И. Калмыкова.
С внуком Ольги Ивановны Александром, сотрудником Музея политической истории, мы встретились в его старинной, перешедшей от родителей, санкт-петербуржской квартире. Листая семейный альбом, он указал на фото своей мамы, Серафимы Матвеевны Шестаковой, сопроводив комментарием: «Рядом со своей учительницей и моей бабушкой Ольгой Ивановной сидит девочка с серьезным сосредоточенным выражением лица, Это моя мама. Я должен быть благодарен Октябрьской революции. Не будь ее, вряд ли смогли пожениться и обрести потомство сын помещика, мой отец Георгий Николаевич Калмыков, и дочь сельского писаря соседнего с Песчанкой села Знаменское. Ее дед, Лука Романович, был самым что ни на есть черносошным неграмотным крестьянином. Ходил и летом и зимой босым, своего надела не имел, нанимался к соседям на пахотные и всякие другие работы. Его сын, Матвей Лукич, выучился грамоте и, по деревенским меркам, выбился в люди, жил с семьей в доме под железной крышей и даже имел небольшую лавочку. Воевал в Первую мировую, но сразу же попал в германский плен и провел там несколько лет.
Вернулся домой. И с приходом Советской власти работал даже председателем колхоза».
Судьба страны нашла свое отражение в истории семьи Калмыковых. А сколько семейных историй уже никогда не станут достоянием наших потомков?!

Евгений ЕВСЮКОВ, фото из архива семьи Калмыковых

Рубрики: Актуально   |   Наверх

Комментариев пока нет.

Оставьте комментарий.