Новости Оскола » Blog Archives » Комсомолка 30-х
Электронная версия газеты Новости Оскола

« ПредыдущаяСледующая »

Комсомолка 30-х

18.01.2018

Очередная страница старооскольской истории

В свои 98 с хвостиком она живо интересуется окружающим миром и сокрушается, что в минувшем октябре из-за «нетранспортабельности» не смогла попасть в бывшее локомотивное депо на празднование 120-летия одного из старейших предприятий Юго-Восточной железной дороги. Впрочем, знакомых на празднике она встретила бы немного. Давно уже нет в живых ее товарок по курсам помощников машинистов, которые окончила в 1939 году, в 20-летнем возрасте.

 

Бригада-комсомольского-паро

На снимке помощник машиниста Александра Поддубная в первом ряду вторая слева.
Фото из архива линейной технической библиотеки

Несколько лет назад ушел из жизни и ее любимый сынок, Николай, которого вынашивала под сердцем сразу же после начала войны. Он благополучно вырос, получил высшее образование и стал отличным инженером – входил в число разработчиков первых отечественных компьютеров.
В пятнадцатилетнем возрасте  Шура Беспаленко, родившаяся в селе Орлик Старооскольского уезда в бедной крестьянской семье, вынуждена была перебраться в Старый Оскол. Отец, участник Первой мировой войны, поехал в весеннюю распутицу за пнями, заготовленными зимой, но неудачно. Повозка с лошадью упала с запруды, и крепкий мужик Григорий вынужден был в ледяном крошеве вылавливать дефицитное топливо. Это не прошло бесследно, он простудился и вскоре умер. Мама осталась с  четырьмя малыми детьми, поэтому упросила сестру, жившую в уездном городе, приютить Александру.
– Жила я в тетиной каморке, спала на дощатом полу прямо у входа, стелила половину одеяла, а второй половиной накрывалась. За харчи помогала тете по хозяйству – она в свое время работала в услужении у богатого старооскольского купца Кобзева. Тетя меня держала в черном теле. Бывало, даст денежку и пошлет за хлебом. А в магазине взвешивали буханки и, как правило, давали до положенного веса припек. Его-то я по дороге и съедала. Тетя, уличив меня в таком преступлении, долго ругала, называла нахлебницей и всячески унижала.
Видя такое мое бедственное положение, один из новых знакомых, городских ребят,  предложил: «Шурка, переходи к нам работать на сушзавод. Там платят деньги и есть столовая».
Помог устроиться разнорабочей, а вскоре я закончила курсы весовщиков, ведь с арифметикой у меня было все в порядке. С первой зарплаты приобрела себе одежду, отложила денежек для мамы, а главное — купила целых шесть буханок хлеба и принесла тете. Сказала: «Возьми! Это больше, чем я украдкой съела…».
По старооскольским меркам, самая стабильная и денежная работа была на железной дороге, и девушка сильная не только характером, но и физически, решила выучиться на помощника машиниста. Она отлично сдала  курсовые экзамены и была зачислена в комсомольско-молодежную бригаду, работавшую на паровозе ЭМ – 73 516 в депо г. Старый Оскол. Здесь же она сменила фамилию, выйдя замуж за машиниста Николая Поддубного.
В биографии супругов Поддубных есть один удивительный эпизод, о котором напоминает Александре Григорьевне маршрутный лист №370. В октябре 1941 года вместе с супругом ей пришлось выполнять спецзадание. Поезд, который они обслуживали, ФД 20 -792, поступил в распоряжение военного коменданта станции Поворино, и в Валуйках к нему прицепили бронепоезд. Около полугода длилась опасная командировка в прифронтовой зоне, все тяготы военной жизни супруги делили вместе с командирами и бойцами бронепоезда. Попадали под обстрелы и бомбы. Жили в дощатом, продуваемом ветрами вагоне, который отапливался буржуйкой. Однажды на стоянке, стирая белье для экипажа бронированной крепости на колесах, Анна почувствовала, что будет матерью.
С  родившимся малышом она пережила  в Старом Осколе ад немецкой оккупации. Добротный кирпичный дом Поддубных располагался недалеко от железнодорожного вокзала, и, прячась в подвале, его обитатели при бомбежках каждый раз молили Бога, чтобы не было прямого попадания.
Но дом все-таки пострадал. Артиллерийский снаряд, посланный с позиций Красной Армии во время освобождения Старого Оскола от немецких захватчиков, угодил в угол и оставил отметину. Наши снаряды накрыли двор и унесли жизнь свекрови Анны Григорьевны, а также венгерского начальника, который определил себя в квартиранты.
Александра  воспитала троих детей, а после войны работала в столовой, расположенной в районе маслозавода.
Самыми замечательными годами своей жизни Александра Григорьевна считает время комсомольской молодости.  Во время работы в депо она вступила в комсомол и слыла активисткой – собирала взносы. «Жизнь была очень интересной, – вспоминает ветеран. – Ребята и девчата из нашей комсомольской ячейки помогали бедным: копали огороды, убирали урожай. Само собой разумеется, участвовали в социалистическом соревновании и  ходили в ударниках пятилетки.

 

Поддубная-

На снимке Анна Григорьевна Поддубная и библиотекарь Надежда Гостева.
Фото Евгения Евсюкова

Сейчас тоже неплохо жить, в магазинах всего полно, голода бояться не приходится,  но жаль только — нет уже  здоровья».
Дочь Александры Григорьевны, Татьяна, которая специально приехала из Питера ухаживать за мамой, после комментария снимков из альбома, вынесла из соседней комнаты семейную реликвию — серебряную ложку, подаренную Поддубным родственниками из семейства купца Лихушина. Да-да, того самого, в доме которого располагается теперь Старооскольский краеведческий музей. Но это уже другая тема, относящаяся к биографии мужа Анны Григорьевны.

Евгений ЕВСЮКОВ

Рубрики: Актуально   |   Наверх

Обсуждение закрыто.