Новости Оскола » Blog Archives » Старооскольские дворяне
Электронная версия газеты Новости Оскола

« ПредыдущаяСледующая »

Старооскольские дворяне

05.04.2018

Коробково, вошедшее в историю

Работа собкором «Белгородской правды» в 80-х годах прошлого века подарила мне знакомство с супругами Захаровыми – первопроходцами КМА. Никогда не забуду первую встречу, состоявшуюся в городе Губкин, в их двухэтажном домике коттеджного типа, построенном в ряду других подобных в 1930-е годы для специалистов «КМАстроя». Тогда услышал рассказ о том, как старооскольская девушка Галя Рубченко, работавшая секретарем-машинисткой в управлении треста «КМАстрой», и молодой специалист Георгий Захаров, приехавший с далекой Китайской Восточной железной дороги на строительство Коробковской шахты, познакомились в будущем поселке имени Губкина, создали семью и прожили долгую и, судя по всему, счастливую жизнь.

На изоляторы пошел мрамор

Радушная хозяйка Галина Петровна, прежде чем поддержать разговор с газетчиком, сварила гречневую кашу, редкое блюдо во время позднего социализма, и пригласила за стол. Импульсивный, излучающий  положительную энергию Георгий Андрианович, поборник и пропагандист здорового образа жизни, руководитель клуба «Закал», пока супруга хлопотала на кухне, охотно вспоминал эпизоды своей биографии. Тогда от Захарова, ставшего позднее Почетным гражданином Губкина, довелось услышать и о том, как умельцы из организации, строящей шахту, при монтаже электроприборов и проводки нашли замену дефицитным изоляторам. При строительстве электростанции в чью-то светлую голову пришла замечательная мысль: в качестве изолирующих панелей использовать мраморные плиты, которыми были облицованы внутренние стены конторы «КМАстроя», бывшего дома помещика Коробкова.

 

Безиме4и-1
Захаров Г.А.

По воспоминаниям ветеранов КМА, даже в годы первых советских пятилеток  после всех ужасов и разрушительного смерча гражданской войны старый дворянский дом не утратил своего благолепия, и интерьер до тех пор отличался роскошью. Тогда-то при встрече с супругами Захаровыми и возникла журналистская мысль: «Кто он такой — помещик Коробков, именем которого назвали село? Судя по особняку, где жила его семья, и который чудом сохранился и стоит поныне, это был весьма зажиточный хозяин. Фрагменты фасада  помещения конного двора, расположенного в Губкине на углу улиц Победа и Комсомольская, позволяют предположить  о том, что это был крупный конезаводчик, любитель и ценитель породистых лошадей. Уже гораздо позднее, в губкинской городской газете «Новое время» от 14 сентября 1999 года встретил воспоминания  Галины Петровны Рубченко под заголовком «Встреча с академиком Губкиным». В заметке говорится о впечатлении, которое произвело бывшее имение Коробкова на первых КМАстроевцев.
Галина Петровна пишет: «Это было здание красивое, своеобразной архитектуры.  Слева от дома – деревянная кухня (на месте нынешнего базара была огромная конюшня, неподалеку семейная церковь Коробковых, богатая росписями и украшениями. А дальше пустырь, зеленый ковер трав, сенокосные угодья специально для лошадей.
Был очень красивый парк. Аллеи из лип, берез, тополя, дуба, клена, ели, фруктовые деревья и кустарники. У парка находилось озеро, окруженное белой махровой сиренью. Лавочки, дорожки, море цветов, особенно роз. Неповторимая красота.
И на фоне этого пейзажа обретала облик индустрия, ИТР и служащие делали все, чтобы помочь шахтерам в сооружении деревянного копра, участвовали в строительстве домов, озеленении и благоустройстве поселка».

Кони на вес золота

В своей содержательной книге «Все остается людям», посвященной строителям города Губкин и создателям предприятий КМА, автор Юрий Алексеев обратился и к далекому прошлому края. В частности, в книге предстают исторические события второй половины ХIХ века. Изложил Юрий Георгиевич и семейную историю дворян Коробковых: «В селе Коробковка и на хуторе Коробковском (усадьба дворянина Коробкова) было 130 дворов, 802 жителя, 2 хлебозапасных магазина, водяная и ветряная мельницы, кузница, винная лавка. Коробковым принадлежали два пруда, пасеки «Старый лес» при речке Теплый Колодезь, лесные сторожки в урочище, Долгое и Круглый Лог, птичий двор в деревне Лебеди. В деревне Сретенка было 52 двора со 133 жителями. Село Коробковка с хутором Коробковским, деревня Сретенка принадлежали тоже двум братьям, живущим, как написано в Уставных грамотах, «не в разделе», коллежскому асессору Василию и поручику Николаю, детям Петра Коробкова.

 

Шахтная-площадка,-1931-г.
Шахтная площадка, 1931 г.

На территории коробковских владений было много лесных угодий, не распаханных полей и лугов, что способствовало разведению скота, особенно лошадей, которых сбывали на рынках Харькова, Воронежа, Курска, Москвы, Санкт-Петербурга и даже за границей. Особенно славились коробковские рысаки орловской породы и породистые тяжеловозы, завезенные для разведения из Германии. Дворянин Яков Михайлович Коробков был купцом 1 гильдии, его дети и внуки пользовались большим почетом в Старооскольском уезде.
С каждым годом росли доходы семьи Коробковых. На протяжении трех поколений: Якова Михайловича Коробкова, его сына – Петра Яковлевича и внуков – Николая и Василия Петровичей – вкладывались средства в обустройство усадьбы.
Очевидцы рассказывали о богатом убранстве барского дома. Стены в гостиной были облицованы голубым мрамором, из белого выполнены подоконники. Полы во всех комнатах сделаны из красивого паркета. В комнатах стояла богатая мебель, дорогие скульптуры, картины и гобелены украшали интерьеры помещений. Всех восхищала скульптура лошадиной головы из чистого золота.
Все Коробковы были заядлыми охотниками. Для этого они содержали псарню на 100 собак и нескольких ловчих. В одной из комнат были установлены чучела волков, лисиц, зайцев и птиц, добытых удачливыми охотниками. Недалеко от господского дома размещались здания дворовой прислуги, хлебных амбаров, складов, других подсобных помещений.

 

Рубченко-Захарова-Г.П.,-193
Рубченко-Захарова Г.П.

Особенно гордились Коробковы своим садом и породистыми лошадьми, которых показывали гостям. Сад действительно был великолепен. Расположенный на площади 12 десятин (около 13 гектаров), он плавно спускался к реке Осколец, русло реки тогда проходило намного ближе к дому, чем сейчас. (В средине XVIII века барин Салтыков изменил русло, приблизив к своему дому, поставил на ней две водяные мельницы и создал возможность поливать огороды из реки). В пойме речки Теплый Колодезь была организована парковая зона, посажены липовые аллеи, площадки хвойных деревьев, серебристых верб. Там же были вырыты два пруда с цементным дном, в одном господа купались, в другом разводили рыбу. Весь сад был обнесен кирпичным забором».

Крестьяне не простили богатства

По словам Юрия Алексеева, наследники Якова Михаиловича  Коробкова, сыновья Петр и Николай, приумножили фамильное богатство и даже построили в селе Коробковке церковь.  Известно семейство своей благотворительной деятельностью на нужды образования.  Так, в книге Анатолия Никулова «Оскольский край» сообщается о том, что в 1834 году от предводителя Старооскольского дворянства Петра Яковлевича Коробкова поступило пожертвование 3567 рублей 67 копеек на устройство уездного училища. (Для сравнения:   жалование учителя народной школы составляло 100 рублей в год). Но ветвь Коробковых обрубилась. Управлял имением перед революцией незаконнорожденный сын последнего из Коробковых – Николая Петровича – Василий Петрович Дюжев. А земли и имущество Коробковых к тому времени принадлежали помещику Трепову, который жаловался губернскому начальству, что в его лесах совершили незаконную порубку местные крестьяне, а на пастбищах стали пасти  собственный скот. Не знаем, как прекратила свое существование и знаменитая конюшня, построенная Коробковыми, насчитывавшая в лучшие годы до 500 лошадей, на которых зарились и  богатые европейцы, приезжавшие в Старый Оскол на конную ярмарку.
В Губкине сохранился дом помещиков Коробковых. Автор книги о Губкине Юрий Алексеев сообщает нам,  что первоначально в 1797 году  одноэтажное здание было построено по проекту архитектора А.А. Воробъева. Сначала оно было деревянным, а в 1830 году заменено на кирпичное. Второй этаж, а также третий с верандой появились по мере разрастания семьи.
30 сентября 1931 года в село Коробково в торжественной обстановке была заложена разведочная шахта КМА. Таким образом, некогда владельческое поселение дворянина Коробкова, «дворянское гнездо», расположенное в бывшей Салтыковской волости Старооскольского уезда Курской губернии, вошло в мировую историю.

Евгений ЕВСЮКОВ,фото из архива Губкинского краеведческого музея

Рубрики: Актуально   |   Наверх

Комментариев пока нет.

Оставьте комментарий.