Новости Оскола » Blog Archives » …И по 40 рублей каждой бедной девушке
Электронная версия газеты Новости Оскола

« ПредыдущаяСледующая »

…И по 40 рублей каждой бедной девушке

21.06.2018

В конце XIX столетия почил в бозе, наверное, самый знаменитый житель дореволюционного Старого Оскола, почетный гражданин Илларион Илларионович Симонов. На старом городском кладбище чудом сохранился памятник черного мрамора – дуб с усеченными ветвями  –  с эпитафией «Под сим памятником покоятся тела рабов Божьих: Почетного гражданина г. Старого Оскола Иллариона Илларионовича Симонова, умершего в 1900 г. в возрасте 69 лет, жены его Александры Дмитриевны, умершей 1899 году в возрасте 55 лет, матери его Ольги Ивановны Демидовой, умершей в 1889 году в возрасте 74 лет».
И богадельня, и приют
Прославился Симонов своими деяниями на посту городского головы благодаря большому вкладу в дело развития общественной благотворительности. Скупой некролог, опубликованный в губернской газете, дает представление, чем же старооскольский купец Симонов оставил о себе добрую память своих земляков. Он основал и содержал на свои средства церковно-приходскую школу при кладбищенской церкви, увеличил и привел в отличное состояние имеющийся при храме сад, служивший местом прогулок и отдохновения для горожан в весеннее и летнее время. Именно по его инициативе было построено удобное каменное здание для трехклассного училища, осуществлены масштабные работы по благоустройству города.
Будучи гласным городской думы как староста кладбищенской церкви, в 1880-м году Симонов выносит заявление об учреждении городской богадельни, и дума постановила «учредить при кладбищенской церкви богадельню для убогих и престарелых Старого Оскола». Как сообщает
А. П. Синдеев, автор очерка, посвященного 300-летию Старого Оскола, на содержание её решено было ассигновать по одной тысяче рублей с 1881 года и ходатайствовать о наименовании её Александровскою – в память 25-летия царствования царя-освободителя и в знак беспредельной преданности и любви к монарху.
Многие старооскольские купцы на учреждение божьего приюта внесли немалые деньги, сам Илларион Илларионович жертвовал 500 рублей. Ко дню открытия в 1881 году на содержание богадельни поступило 3500 рублей, к концу XIX века этот капитал утроился.
Став городским головою 28 декабря 1883 года, Илларион Илларионович Симонов с еще большим усердием принялся за воплощение своей мечты. К тому времени богадельня располагалась в ветхом деревянном доме, призревалось в ней всего-навсего 10 человек, и, естественно, назрел вопрос о расширении приюта.
На заседании думы 9 февраля 1884 года Симонов заявляет о необходимости постройки нового помещения и жертвует на эти цели свое жалование за все четыре года службы в должности городского головы и председателя сиротского суда по 1200 рублей в год. Примеру его последовали и бывшие члены суда И.И. Марков и Н.Т. Поваляев. Здание приюта было построено в 1885 году и обошлось в 11000 рублей. В нем было 25 женских и 10 мужских мест, содержались они исключительно за счет частных взносов.
Наряду с богадельней в 1881 году в городе появилось «Общество пособия бедным, имевшее целью доставление средств к улучшению нравственного и материального состояния бедных г. Старого Оскола».
Правление Общества справляло хаты, крыши, печи, покупало книги, письменные принадлежности, одежду, обувь, дрова, лес, инструменты и материалы для ремесленников, оплачивало обучение нуждающихся детей в училищах, швейных и сапожных мастерских, а также стоимость лекарств для неимущих больных и их лечение у доктора и др. «Одним словом, – пишет современник, – не было такого положения и такой нужды, с которыми бы бедные не обращались в Правление в уверенности получить помощь если не деньгами, то хотя бы добрым словом».
Деятельность общества расширялась, приобретая новые направления, и уже в начале XX века, в 1902 году, в Старом Осколе существовало четыре вида благотворительности: субсидия бедным, содержание детского приюта, бесплатной столовой и квартиры (убежища) для бедных и неспособных к труду.
Детский приют располагал собственным зданием и находился в ведении В. Е. Попова. В нем призревалось 13 мальчиков, из которых 8 обучались в Успенской церковно-приходской школе. Воспитательницей в приюте работала М. Е. Гринева, старательная, добросовестная и достаточно образованная, чтобы помогать детям-питомцам в умственных занятиях. На содержание Дома ребенка и оплату служащих в нем расходовалось в год свыше 800 рублей.
Бесплатная столовая находилась под наблюдением члена Общества пособия бедным В.В. Пирогова, а заведовала ею почетный член С. Е. Харитонова. Согласно отчету Правления Общества, в 1901 году нуждающимся было выдано 17215 бесплатных обедов. В будни выдавались щи и кулеш, или суп с полутора фунтами хлеба, в праздники добавлялась говядина или рыба и каша с молоком. Обед стоил в среднем 3,1 копейки (примерно на такую же сумму кормили и арестантов старооскольской тюрьмы). И на столовую, не считая переданных безвозмездно продуктов, было за год потрачено 377 рублей.
Убежище для бедных
Несколько подробнее следует сказать о Доме-убежище для бедных и неспособных к труду. Заведовал им священник кладбищенской церкви отец Михаил Рождественский, отец основателя минералогического музея в ГРТ Николая Михайловича Рождественского.  В доме жили 14 человек, а на наем помещения и его отопление расходовалось 40 рублей 11 копеек.
Отец Михаил пользовался среди старооскольцев огромным авторитетом, он личным примером увлекал свою паству и земляков на благие дела и за свой труд имел много наград от духовного ведомства, был всемилостивейше награжден орденом святой Анны III степени. Энергии священника, направленной на пользу горожан, гражданственной ответственности можно поражаться. В 1891 году  при  его инициативе купцом Симоновым была  организована при кладбищенской церкви приходская школа, и  Михаил Родждественский сделал ее одной из лучших в городе.
При школе устроил библиотеку для внеклассного чтения и проводил в ней осенью и зимой религиозно-нравственные чтения. В своей школе отец Михаил преподавал детям Закон Божий безвозмездно. Все, за что ни брался священник Рождественский, он делал добросовестно и на высочайшем уровне. Был организован из учащихся отличный хор, и ангельское пение детей привлекало в церковь много прихожан, поэтому, по свидетельству современника, всегда была переполнена молящимися. При церкви был разбит великолепный сад, который всегда находился в отличном состоянии.
Был хорошо известен пастырь и как общественный деятель, поэтому на похоронах отца Михаила летом 1903 года многие простые старооскольцы искренне скорбили по поводу его кончины. На кладбище во время траурной церемонии звучали слова: «Был светочем для страждующих и обремененных нуждами. Каждый убитый скорбью получал от него утешение и пастырское наставление, а материально нуждающиеся  – помощь, которую, если она не изыскивалась на стороне, то доставлял из своих средств. Немало слез было осушено его любовью, немало голодных было накормлено его трудом».
Для бесприданниц
А  25 марта 1902 года тело еще одного выдающегося староосколыца опустили в могилу. Речь о Федоре Васильевиче Тимофееве, видном общественном деятеле. Начав службу с ратмана, то есть выборного члена городского магистрата, он потом занял место члена уездной управы, служил 12 лет городским головою, основал городской банк и изыскал средства для постройки городского училища, был директором банка, почетным мировым судьею, избирался городским и земским гласным и, наконец, много лет служил председателем сиротского суда. Отдавшись в течение 30 лет всею душою общественному служению, он расстроил свою торговлю, потерял все свое  состояние и умер 83-х лет в большой бедности.
Замечательная черта в характере этого честного труженика, как сообщалось в официальном некрологе, была та, что он не вспоминал даже о своем хорошем прошлом и  безропотно до конца жизни боролся с нуждою и бедностью. Город возложил на гроб его венок и в лице своих гласных проводил до могилы.
Старооскольские купцы заботились о своей душе, о чем говорят  сохранившиеся чудом документы. Коренная оскольчанка Вера Александровна Моржаретто сохранила семейную реликвию, извлечения из которой в подтверждение сказанному есть смысл привести. Это «Выпись из 1-й части актовой книги Старооскольского нотариуса Григория Петровича Проценко, для актов на недвижимые имения за 1911 год».
Купец Михаил Иванович Коренев, живущий в Старом Осколе на Белгородской улице, сделал духовное завещание, в котором тысячи рублей, а после своей смерти усадебное место, с находящимися на нем каменным двухэтажным домом, одиннадцатью растворами лавок и другими надворными постройками передавал в собственность Соборной Богоявленской церкви. Купец также завещал внести в Городскую Управу две тысячи рублей для вклада их в Государственный банк на прирощение с них процентов, с тем, чтобы капитал этот увеличился до пяти тысяч рублей. «Когда же капитал увеличится до пяти тысяч рублей, то проценты с них должны быть выдаваемые Городскою Управою по её усмотрению, по сорок рублей каждой бедной девушке города Старого Оскола, при выходе её в замужество, которая должна при получении этих денег отслужить по мне панихиду на моей могиле».
Купцы оказывали, как сейчас принято выражаться, и адресную помощь. Хорошо известно, что старооскольский торговый люд из числа ценителей прекрасного, заметил незаурядный талант скрипача-виртуоза у цыганского мальчика Миши Эрденко, собрал деньги на его поездку в Москву, где паренёк смог получить хорошее музыкальное образование. А граф Орлов-Давыдов, тогдашний владелец Обуховки, помог слепому мальчику Васе Ерошенко, будущему знаменитому писателю и востоковеду, поступить в привилегированную школу слепых в Москве.
А сколько имен благотворителей вспомнит Старый Оскол в веке ХХI?
Евгений ЕВСЮКОВ,
фото из архива

Рубрики: Uncategorized   |   Наверх

    2 комментария на запись “…И по 40 рублей каждой бедной девушке”

  1. Stiv пишет:

    «А сколько имен благотворителей вспомнит Старый Оскол в веке ХХI?» — Речь идет, конечно, о периоде с 17-го года до начала 90-х. Все без исключения получали назначенную государством зарплату, на которую не разбежишься. Если только большими премиями делились. В советское время государство брало на себя заботу по престарелым, беспризорным, инвалидам и т.д. Получается, что источники средств на благотворительность по большинству позиций не совместимы в обозначенные периоды. Слабая церковь тоже ничего существенного не могла сделать, жившая сама на пятаки.

  2. Stiv пишет:

    Что касается периода новейшего, то благотворители существуют в лице крупных предприятий. По малым фирмам многие не афишируются. Например, кто жертвовал на строительство комплекса в Холках до сих пор неизвестно. Тема заслуживает новейшей летописи и ее обнародования.

Оставьте комментарий.