Новости Оскола » Blog Archives » «Наш орган бодро выступает в путь…» (13 января — день российской печати)
Электронная версия газеты Новости Оскола

« ПредыдущаяСледующая »

«Наш орган бодро выступает в путь…» (13 января — день российской печати)

11.01.2019

До Великого Октября 1917 года в Старом Осколе так и не возникло профессиональной журналистики. По крайней мере, дооктябрьских её «бивней» пока не откопано. И в этом, заметим, мы отставали и от Белгорода, и даже от Валуек (тогда еще Воронежской губернии). На свет Божий периодическая печать появилась у нас исключительно благодаря социалистической революции. Но не сразу, а в январе 1918 года, когда власть в городе окончательно взял Совет рабочих депутатов.
Местная журналистика, таким образом, могла бы в минувшем году отпраздновать  100-летие своей жизни. Но увы, все мы, и «мастера пера» каждый в отдельности, и городская организация Союза журналистов России в целом как-то не заметили этого эпохального «слона» — своего векового юбилея.
Первая в истории Старого Оскола газета, заложившая в нашем крае основы нового вида творческой деятельности, вышла 6 января (19 по новому стилю, первый номер не сохранился) под названием «Меч Свободы». Строго говоря, она была не уездным, а городским изданием — являлась органом Старооскольского Совета рабочих депутатов. В уезде действовал и свой самостоятельный Совет крестьянских депутатов.
Редактировал газету член партии левых эсеров М.Г. Файнберг, в ту пору одновременно и председатель городского Совета. Человек большого творческого полёта и неплохого образования, он и придумал ей необычное название. Эксклюзивное, единственное на всю революционную Россию. Может, Файнберга  на это возвышенное имя натолкнул образ знаменитой аллегорической статуи «Меч Свободы», стоявшей к тому времени уже более 60 лет в прекрасной итальянской Вероне?

 

12,2

Бывший дом купцов Дягилевых. Здесь располагались Совет рабочих депутатов и редакция газеты «Меч Свободы». В середине 30-х годов на его месте был построен многоквартирный жилой дом (сегодня его адрес: ул. Ленина, 72). Снимок из книги Н.Н. Белых «Частичка Родины»

В Совете большевики-ленинцы были тогда еще малозаметны, здесь густо преобладали их оппоненты, левые социалисты-революционеры,  поэтому и  газета была левоэсеровского толка, отнюдь не большевистского. О том ясно гласил и её девиз. В прочих городах-уездах новые издания чаще брали марксовский, коммунистический призыв: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Но у «Меча… » несколько иная политическая максима: «Земля — трудящимся над нею, воля — всему народу». Логично. Земля и воля — идеология эсеров, основы который они переняли у старых народников.
Печатался «Меч Свободы» на четырех страницах, в типографии А. А. Попова, что на Нижней площади. Купить один номер газеты можно было за 30 копеек. Потом он подорожал на 10 копеек. 40 копеек — это стоимость примерно четверти фунта хлеба.  Подписка на месяц обходилась в полтора раза дешевле.  Вначале временно издавалась два раза в неделю, затем объявили о трехразовом выпуске — по воскресеньям, средам и пятницам. Но не получилось, за девять месяцев существования газеты читатели получили всего 56 номеров. До наших дней дошло не больше девяти — хранятся в национальных библиотеках Москвы и Питера.

 

12,3

Статуя «Меч Свободы» в итальянском городе Верона, фото из Интернета

К стыду своему, мы и сегодня не знаем не то что биографии, даже имени-отчества нашего первого журналиста и редактора. Михаил Григорьевич? Моисей Григорьевич? А, может, иначе… Но ясно, что был он, М.Г., чертовски талантлив. По сути, редакция газеты, располагавшаяся в первые недели тут же, в здании Совета рабочих депутатов на Верхней площади, в бывшем доме купцов Дягилевых, и состояла из него одного. Позже она переберётся в дом купца Кобозева. Но и там никаких других штатных или внештатных авторов и в помине не было.
Передовицы, воззвания, последние известия, рецензии на театральные постановки, блестящие по стилю, но, надо признать, малосодержательные пафосные политические статьи, и тут же – короткие, но страстные агитки – всё он один. «И день и ночь в редакции, и день и ночь пишет и горит, горит и пишет», — возвращалась в своих записях к тем дням В.М. Рождественская, активно участвовавшая в 20-е годы в строительстве новой жизни. Правда, Валентина Михайловна ошибочно называет Файнберга большевиком.
Редактор был неутомимым. Все-таки надо было соответствовать и общему тону редакционного обращения к читателям, в котором он призвал всех и каждого «в этот тягчайший момент, переживаемый родиной… теснее сплотиться вокруг нашего органа, который бодро выступает в путь на борьбу за правду, за волю, за светлое царство будущего».
А на газету тем временем появились анонимные эпиграммы ехидных обывателей, вроде следующей:
«Свободе – Меч»,  «Мечом – Свободу»,
«Мечу Свобода» — как ни кинь,
«Свобод» так много,  но… хоть в воду —
Везде и всюду тот же клин!»
В каждом номере — непременно официальная информация, наиболее важные постановления, распоряжения, объявления новых органов власти. Одна из кричащих проблем в те годы — самогоноварение, подрывавшее и госмонополию на алкоголь, и революционный дух. «Меч…» печатает постановление Старооскольского Революционного Совета, который, в частности, предписал: «1. Воспретить в пределах Старооскольского уезда изготовление и продажу спиртных напитков, как-то: самогон, кишмишов, бражку, сахарную водку, винный спирт и т. п. 2. Всех лиц, изготовляющих и продающих спиртные напитки, — объявить пособниками контр-революционеров. 3. Подвергнуть этих лиц немедленному аресту…».
Прошло сто лет, и можно итожить: самогонщики выстояли. Не побороли мы и взяточничество, которое с первых же дней разоблачал «Меч Свободы»: «29 августа по распоряжению комиссара внутренних дел задержан член следственной комиссии Коваленко по подозрению во взяточничестве. Ведется дознание». И меры последовали незамедлительно, о чём вскоре сообщила газета: «По постановлению партийного комитета Старооскольской организации Р.К.П. (большевиков) член означенной организации Григорий Коваленко исключается из членов организации за взяточничество».
Это уже из рубрики «Местная жизнь», которой отводилась значительная площадь. Темы самые разные — от налаживания коммунального хозяйства до криминальных происшествий. Под ироничным заголовком «Оригинал» читаем о находчивых грабителях: «21 января во время демонстрации в чайную армянина Абрама Павловича по Курской улице ворвался рыцарь лёгкой наживы и от имени Совета рабочих депутатов потребовал от хозяина чайной 500 рублей. «Видишь, — сказал он, — вот со знаменами движется контрреволюционная масса! Совету необходимо подавить их. Для этого нужны деньги. Дайте!» Испуганный хозяин, выхватив кошелёк, выбросил все деньги, находящиеся там, — пять рублей. Герой, схватив деньги, быстро удалился».
А вот и о реальной экспроприации: «Арест Дьякова. За неподчинение постановлению исполкома об очищении верха своей квартиры был на днях арестован сын местного купца Егор Иванович Дьяков. В настоящее время последний освобожден». Угодить в кутузку можно было и по другому поводу: «Сладкие лепешки. 10 сентября комиссаром по борьбе со спекуляцией и саботажем приговорен к 3-х недельному аресту Моисей Блох за продажу сладких лепёшек».
Призывая население к твердой революционной поступи, газета тем не менее предостерегала от беззаконий, грубого захвата имущества богатых классов. Об этом свидетельствует, например, публикация заявления Совета:
«В последнее время подозрительные лица и рыцари легкой наживы совершают налёты на деревни и подогревают массы под вывеской большевизма, громят имения. Заявляем, что все лица, позволяющие себе под прикрытием революционного социализма совершать всевозможные разгромы, ограбления и ведущие губительную агитацию среди деревни, будут нами преследоваться как враги трудового народа».
Редакция реагировала и на возникавшие слухи: «За последние дни в городе циркулируют слухи о скором прибытии гайдамаков в связи с переходом во владение Скоропадии. В действительности эти слухи ложны. Никаких официальных сведений по этому вопросу в соответствующих учреждениях не имеется».
За событиями в соседней «Скоропадии» газета следила очень серьезно — в специальном разделе «На Украине». Многие  сообщения — словно из наших дней: «Киев. Издан приказ о украинизации кинематографа. Все надписи на фильмах должны быть сделаны на украинском языке». Другая заметка «Против союза с Россией»: «В газете «Нова Рада» напечатан протест украинского национального союза, объединяющего ряд украинских партий. Союз, ознакомившись с интервью Лизогуба, протестует против союза с Россией, считая точку зрения премьера противоречащей позиции украинских партий и вредящей интересам украинской «державности».
Культурная жизнь Старого Оскола, вопреки неспокойному, грозовому времени была насыщенной. Гастроли певцов, постановки в местном саду-театре «Буф», музыкальные концерты, бенефисы знаменитостей сцены… Газета уделяла этой теме большое внимание. На новые спектакли Файнберг обязательно писал рецензии — профессиональные, с умным разбором достоинств и недостатков. Не оставляет равнодушным сообщение: «Зимний театр. На последнем заседании исполкома постановлено: немедленно приступить к оборудованию дома Соломенцева под зимний театр. Совету Народного Хозяйства для этой цели выдан аванс и разрешено реквизировать все нужные материалы». На чём не экономила Советская власть, так это на культуре.
«Меч Свободы» прекратил своё существование после учинённого левыми эсерами в июле 1918 года убийства германского посла Мирбаха и их мятежа против большевиков. В ответ правительство Ленина, как известно, объявило партию левых эсеров вне закона. Особым постановлением были закрыты все печатные органы, издававшиеся под их эгидой. Постигла эта участь и «Меч Свободы», последний его номер вышел 2 октября.  Местные большевики, набравшие к этому времени силу, организовали свою газету как «орган Старооскольской организации партии коммунистов (большевиков) — «Известия Старооскольского уездного исполнительного комитета Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов».
Газете «Меч Свободы» принадлежит, несомненно, уникальная роль в истории Старооскольского края как изданию, вместе с которым у нас зародился собственный журнализм. Прямого правопреемника у «Меча…» не было и быть не могло по политическим причинам. Но он стал важнейшим явлением культурной жизни, положил начало старооскольской периодической печати, пробудил у населения потребности в местной печатной информации. И в этом смысле у «Меча Свободы» есть исторические преемники и наследники — по-моему убеждению, сегодня таковыми может себя считать любая газета города. В том числе и «Новости Оскола», по просьбе которых я подготовил эти заметки.

Виктор Вербкин, член правления городской организации Союза журналистов России

Рубрики: Актуально   |   Наверх

Комментариев пока нет.

Оставьте комментарий.