Новости Оскола » Blog Archives » 35 дней войны
Электронная версия газеты Новости Оскола

« ПредыдущаяСледующая »

35 дней войны

07.02.2019

Рассказ об одном из защитников Старого Оскола

Несколько лет назад судьба этого 20-летнего  парня из села Зимовье Черепановского района Новосибирской области  сильно взволновала меня. Сегодня, когда бываю у мемориального комплекса в Атаманском лесу, ищу его фамилию в списках тех, кто похоронен в братской могиле советских воинов. Сорокиных там два: старший лейтенант Сорокин Арсений Акимович и лейтенант Сорокин Геннадий Петрович. Геннадий не успел получить наград и заслужить звание. Известно, что средняя продолжительность жизни солдата на передовой во время Великой Отечественной войны была всего полтора месяца. В мае 1942 года Геннадий попал на фронт, 9 июля был ранен, доставлен в госпиталь, где и скончался.  Не имевший высоких наград, для нас он герой, отдавший  самое дорогое, что есть у человека – свою жизнь, защищая Старый Оскол.

 

сорокин-(2)

12 августа 1977 года при прокладке  траншеи у здания хирургического отделения староокольской районной больницы были обнаружены останки более 50 воинов, расстрелянных фашистами и умерших от ран во время оккупации города. Среди клочков истлевшей одежды одного из бойцов обнаружены связка ключей и накладные для получения горюче-смазочных материалов на имя Геннадия Петровича Сорокина. Началась длительная  работа ребят из клуба «Поиск». В результате нашелся брат погибшего — контрадмирал, инженер Федор Петрович Сорокин, проживавший на тот момент в Санкт- Петербурге. Полетели письма в Сибирь. Родственники Сорокина, в свою очередь, стали писать фронтовикам, и вскоре получили ответ: «Получил от вас открытку, на которую отвечаю, что ваш сын, Сорокин Геннадий Петрович, действительно был у меня командиром третьей батареи, но он был тяжело ранен 9.7.1942 под Старым Осколом, его направили в госпиталь, куда и что с ним получилось, мне неизвестно, а также его адреса у меня нет».
К сожалению, фамилию того, кто писал эти строки, разобрать сегодня невозможно на пожелтевшем листочке. Потом была волнительная встреча. В Старый Оскол приехали контрадмирал с сестрой Людмилой. Приезжали потом мама Геннадия и племянница погибшего воина. По их словам (об этом позже напишет сестра в письме), они испытали двойное чувство: горечи и радости. Радость от того, что Геннадий похоронен теперь в братской могиле, что память о нем хранит музей города. Из архивных документов ясно, что Геннадий действительно был командиром 3 батареи 178 артиллерийского полка 45 стрелковой дивизии. До войны успел закончить юридическое училище, некоторое время работал следователем.

«Пишу на прикладе…»

Копии писем Геннадия с фронта  мне любезно предоставили в школе №11, где военно- патриотическому воспитанию учащихся  уделяется большое внимание с первых дней открытия учебного заведения. На это педагогов всегда нацеливала директор школы Елена Петровна Дзюба. Еще в 70-е годы прошлого века в школе был открыт музей Боевой Славы, которым руководила учитель Лариса Яковлевна Андреева. Поскольку тогда ветеранов было больше, и они чувствовали себя  лучше, ученики писали письма участникам войны и получали ответы  от них.  «У нас собран богатый материал», — говорит сегодня учитель истории школы №11 Наталья Витальевна Самойлова и показывает мне письма Геннадия Сорокина с фронта своим родным. Читать строчки, присланные с передовой, без волнения невозможно. «Сегодня (пока есть время) пишу письмо, но уже не с дороги, а с фронта, из действующей армии, с передовых позиций, где сейчас нахожусь. Я никогда не думал, чтобы нас прямо из училища направили в действующую армию. Тем более, на передовые позиции. Привыкать к новой обстановке фронтовой пришлось недолго, всего одну ночь, так как фрицы находятся от нас в 3-4 км. Вот так. Маме: я жив и здоров. …На фронте, в боях ко всему привыкаешь… Сегодня днем принял небольшое  боевое крещение, даже меньше, чем небольшое… На этом кончаю. Прошу, напиши мне о жизни знакомых, родных и друзей». И затем солдат цитирует стихи фронтового поэта: «Прости, дорогая, за строчки косые, писал на прикладе винтовки своей». Письмо датировано 22 мая 1942 года, девять часов вечера. И приписка: сегодня одиннадцать месяцев войны.

 

Безимени-1

Еще одно письмо домой было отправлено 24 июня 1942 года: «Здравствуйте, папа, мама, Валя и Мила. Вчера получил письмо от вас. Очень рад, что все письма, которые я писал с дороги, вы получили, только почему-то ничего не написали про деньги, денежный аттестат. Выслал переводом 800 рублей. И денежный аттестат на 500 рублей. (О том, что на фронте военнослужащие получали зарплату, тогда не принято было говорить. Но солдаты и офицеры получали вполне нормальные для тех времен деньги. Вероятно, что материальная поддержка не дошла до родных Геннадия, — прим. авт.). Валя, что-то мало написали насчет житья-бытья. Видимо, в черепановском мирке ничего особенного не произошло, и жизнь течет тем же руслом, как и год тому назад, но, мне кажется, что изменений должно произойти много. Сейчас, представляете себе, что забываешь обо всем, думаешь,  как бы скорее разгромить эту банду головорезов, ганцев и фрицев. Уже совсем освоился и ко всему привык. Мне кажется, что я уже год, как на фронте. Однако еще не прошло и 35 дней, но эти 35 дней дали мне гораздо больше, чем те несколько месяцев в училище. Командовать пришлось не взводом, а батареей. Если знаете, дайте адрес Федора».

Детство героя

Из писем сестры Геннадия  можно узнать много интересного об их семье. Они жили бедно, но очень дружно. Вот что писала Людмила Петровна Сорокина, по образованию учитель: «Папа работал бухгалтером. Мама надомницей, шила для больницы, пекарни колпаки, фартуки.  Нас, детей, было четверо: два сына и две дочери. С нами жила бабушка, папина мама. Папа был строгий. Мы все хорошо учились. Никогда у нас не было никакой ругани. Все приучены были к физическому труду. Гена рос бойким, общительным, всегда он с друзьями, любил кататься на коньках (а коньки-то какие были? Привязанные к валенкам ремешком или веревочкой…) Зимой Гена делал ледянки, намораживая лед на доски. На них мы все катались по Согре. В школе с шестого класса Гена играл в струнном оркестре на мандолине, они с Федей научились играть по самоучителю дома. Гена был веселый, добрый и заботливый. Нас с сестрой встречал из школы, чтобы никто не обидел. В школе было интересно.  Учащихся 200 человек. Тон задавал директор Николай Акимович Свирельщиков. У нас был драмкружок, директор  в нем играл царя Салтана по сказке  Пушкина. У директора в кабинете мы могли шить костюмы для постановок. Николай Акимович ушел на фронт добровольцем вместе со своими учениками и не вернулся». В одном из писем Людмила Петровна рассказала о том, что 9 мая у них в городке был создан Бессмертный полк. Музей изготовил портреты воевавших. От их семьи четыре портрета: отца, мужа Людмилы Петровны, и братьев — Федора и Геннадия. Несли портреты племянница и ее сын.

И память дождь…

Каждый год перед Днем Победы учащиеся школы №11 встают рано утром и идут к Атаманскому лесу, чтобы встретить рассвет Победы. Там проходит митинг, а потом ученики читают фамилии бойцов на гранитной плите.  В школьном зале «Старый Оскол – Город воинской славы» собраны материалы не только о Геннадии Сорокине, но и о других воинах, погибших, защищая старооскольскую землю.

 

м.плита

 

В зале можно увидеть  фотографии воинов, фляжку с надписью,  копии знамен дивизий, освобождавших наш город. Эти дети знают историю не только по учебникам.

Татьяна Каграманова, фото автора и из музея школы №11

Рубрики: Актуально   |   Наверх

    2 комментария на запись “35 дней войны”

  1. Юрий пишет:

    В результате нашелся брат погибшего — контрадмирал, инженер Федор Петрович Сорокин, проживавший на тот момент в Санкт- Петербурге.
    Может быть на тот момент этот город назывался Ленинград.
    http://www.moypolk.ru/berdsk/soldiers/sorokin-fedor-petrovich
    рассказ сестры.
    http://www.moypolk.ru/berdsk/soldiers/sorokin-gennadiy-petrovich

  2. Stiv пишет:

    Волнующая статья..

Оставьте комментарий.