Новости Оскола » Blog Archives » Боец трех ударных
Электронная версия газеты Новости Оскола

« ПредыдущаяСледующая »

Боец трех ударных

04.04.2019

Счастлив, что строил Старый Оскол

–  Когда я гуляю по Новому городу, то не перестаю удивляться тем переменам, которые произошли за сорок  с   небольшим  лет. В1976 году я с семьей приехал в Старый Оскол  из Казахской ССР, и на месте нынешних домов можно было увидеть только пустошь да чистое поле. Я устроился на работу в автобазу комбината «Электрометаллургстрой» и благодарен судьбе за то, что участвовал в сооружении ОЭМК и нашего города, – так рассказывал при встрече первостроитель  Нового Старого Оскола Александр Васильевич Землянский, человек, сопровождавший автомобиль с первым кубом бетона для возведения ОЭМК. Сделал паузу, замедлил разговор, явно справляясь с нахлынувшими чувствами и эмоциями, и посчитал важным  добавить  штрихи к своей биографии:
– Ведь я, между прочим, участник трех ударных комсомольских строек.
После службы в армии Александр недолго поработал на целине. Правда, там дело шло  к завершению, и я предпочел вернуться на родину, в Магнитогорск. Затем трудился на  Соколовско-Сарбайском горно-обогатительном комбинате в Казахстане, в городе Рудный Кустанайской области — водителем, бригадиром, старшим механиком, начальником автоколонны.
Как и многие другие «казахстанцы», узнав о планах сооружения  первенца бездоменной металлургии  страны, не долго раздумывая, приехал в Старый Оскол.

 

Безимени-1

— В 1977 году я организовал первую автоколонну атобазы №2, которая располагалась на базе стройиндустрии Котел. С полгода управлял работой, сидя в вагончике — ждали, пока строители отделают административно-бытовой корпус и производственные помещения.
О том, какое большое значение партия и правительство придают строительству ОЭМК, можно было судить по поступлению техники в АТБ-2. Уже в 1977 году к нам пригнали из Белоруссии 30 новехоньких МАЗов. Из Москвы поступало по 30-40 ЗиЛов в год.  Пришли и самые  первые КамАЗы.  Через десять лет, в 1987 году, на предприятии работало уже 450 машин, которые, включая инженерно-технических работников, обслуживало свыше 1200 человек.
Трудились самоотверженно, потому что такого отношения к делу требовала сама обстановка. Среди героев ударной  стройки было немало и наших водителей. В летопись Оскольской Магнитки вошли Дмитрий Молдаван, Антон Войцеховский, Геннадий Гнедов, Николай Базаров и многие другие. Профессионалами высочайшего уровня, отличными организаторами зарекомендовали себя начальники автоколонн Юрий Веревкин, Александр Яровой, Александр Мартынов, Лев Романов, Евгений Мазалов, а также другие мои коллеги.  Хотя, конечно, встречались и накладки, не обходилось  без всякого рода производственных конфликтов…

Об этом не сообщали газеты

…Пять КамАЗов-самосвалов с задранными кузовами ровнехонько выстроились на площади перед зданием  Старооскольского горкома партии, и пришедшие на работу чиновники и партфункционеры  с изумлением наблюдали, как водители беззастенчиво, со скучающим видом режутся в карты. Поднялся шум, и вскоре выяснилось, что шоферы второй автобазы, доставляющей бетон на строительство ОЭМК,  таким образом выражают протест против безобразной, на их взгляд, организации работы на  ударной стройке.
Поводом для такой забастовки послужил возмутительный факт. Во вторую смену для бетонирования фундаментов электросталеплавильного цеха №2 надлежало вывезти полторы тыс. кубометров бетона. Завод строительных изделий производственного строительно-монтажного объединения «Электрометаллургстрой» не смог организовать полноценную работу, и водители, находившиеся на сдельной оплате труда, не только сорвали задание, но и остались без заработка. О своем неудовольствии они решили весьма необычным для Старого Оскола образом заявить горкому КПСС.
– Разбирательство было бурное, – вспоминает Александр Васильевич. – Меня как председателя профкома автобазы вызывали даже в местное отделение КГБ, чтобы назвал зачинщиков забастовки. Я, конечно, ребят не сдал, но начальник автобазы Виктор Иванович Кугай и директор ЗСИ, мой тезка Яковлев, вынуждены были покинуть свои посты. К слову, Кугай был отличный руководитель и пострадал совершенно незаслуженно. Но такие тогда были правила – партийная верхушка должна была демонстрировать принципиальность и непримиримость к проступкам коммунистов.
Как я уже отметил, приведенный факт возмущения рабочих не стал достоянием гласности, как впрочем, и многие другие, которые невыгодно было афишировать, чтобы не подорвать репутацию местных партийных органов. Причем речь не только об организациях КПСС. Много негативного имелось и в деятельности болгарской строительной группы, работавшей в Старом Осколе. Помню, в высоких кабинетах разбирался вопиющий случай. Наш водитель, согласно заявке болгарской бригады, привез раствор, а она не принимает, ссылаясь, что не готов фронт работ. Причем вместо того, чтобы извиниться и подумать, как решить вопрос, болгарские рабочие вели себя по отношению к водителю вызывающе, и,  судя по всему, были в нетрезвом виде.
Водитель психанул и плеснул из кузова раствор прямо возле болгарского вагончика. Пришлось мне как руководителю автоколонны ехать на разборки к руководству группы. Вел я себя принципиально, и, к чести болгарских руководителей, они поняли, что в подобных конфликтах виноваты не водители АТБ-2, а их рабочие. Наши взаимоотношения улучшились.

Кое-что о социализме

Дитя войны, мальчишка, который рос в  многодетной семье, где, кроме него, воспитывалось  еще десять братьев и сестричек, Александр Землянский познал нужду, сызмала приобщился к труду, всегда знал цену трудовой копейке. С высоты своих лет он трезво размышляет о жизни и видит явные преимущества социализма перед капитализмом.
Судите сами:  после окончания семи классов в Магнитогорске, приобрел хорошую профессию в двухгодичном железнодорожном профтехучилище. Когда учился, заболел, и профком послал его для поправки здоровья в один из лучших санаториев страны в Ялту.
Отслужил в рядах Советской Армии, где получил профессию военного водителя, и с работой не возникло никаких проблем. По зову сердца с комсомольским билетом поехал на освоение целинных и залежных земель в Кустанайский край. Потом трудился на строительстве первой в Советском Союзе фабрике обогащения в г. Рудный.
– Там получил две квартиры, а когда переехал в Старый Оскол, семья недолго прожила в  малосемейке и вскоре переселилась в новый дом, заняла «трешку».
Без отрыва от производства Александр Васильевич окончил Челябинский автодорожный техникум, получив специальность техника-эксплуатационника, что помогло в его дальнейшей карьере. Он вел общественную работу и даже одно время был  председателем профкома АТБ-2 ПСМО «Электрометаллургстрой».
В  горбачевскую перестройку потянуло его и в политику, в 1990-м баллотировался кандидатом в народные депутаты Белгородского областного Совета депутатов по избирательному округу №126. Сразу после пересчета бюллетеней парторг автобазы позвонил Землянскому и поздравил его с победой над Виктором Вороновым, в ту пору секретарем парткома ОЭМК с правами райкома.
Первое разочарование в честности объявленных в стране демократических выборов у Александра Землянского возникло вскоре после упомянутого звонка парторга Базарова. Видимо, кто-то из влиятельных людей, недовольных тем, что старооскольские избиратели «прокатили» партийного секретаря ведущего промышленного предприятия области, дал соответствующее указание, и комиссия, подсчитывавшая голоса, прямо в духе нынешнего времени, «поправила» результаты. Оказалось, что не совсем «корректно» учли итоги голосования в воинской части военных строителей, дислоцировавшейся в Старом Осколе.  В результате военные строители единодушно проголосовали за Воронова.
Боец коммунистической партии Александр Землянский всерьез воспринял хоть и аморфные, но идеалы перестройки с ее гласностью и демократизацией  политических процессов. Как теперь выясняется, наивно полагал, что уж где-где, а в Москве-то  можно  будет добиться справедливости. Например,  прижать к стенке явного нарушителя трудовой и партийной дисциплины, ловко устроившегося на автобазе и разлагающего дисциплину своих подчиненных. Увы, у явного негодяя и подлеца с партийным билетом нашлись влиятельные покровители.  Поездка Землянского в столицу и визит в главную газету страны «Правда» с письмом, в котором  подробно излагались противоправные поступки антигероя, ничего не дал. И хотя нарушителя  начальник автобазы пять раз увольнял с работы, документы с обжалованием возвращались вновь в горком партии Старого Оскола. И в конце концов Землянскому здесь посоветовали умерить свой пыл и попросту не трогать того, о ком он с возмущением писал в письме.
Вот такое  попустительство со стороны  власть предержащих негодным начальникам, липовым коммунистам, а также жизнь самой партийной верхушки по двойным стандартам – и есть основные причины развала Советского Союза, считает Александр Васильевич.
При антисоветском перевороте и провозглашении рыночной экономики именно вчерашние коммунисты, дорвавшиеся до власти и народной собственности, стали ниспровергателями социалистических ценностей и отрицателями коммунистической морали.
На сей счет у Землянского   душевная незаживающая рана. Бесстыдный собственник, его бывший начальник «увел» акции предприятия,
принадлежавшие Александру Васильевичу. Сыновья маются без достойной работы, и один из них в поисках заработка уехал работать водителем на Север.
Подводит  здоровье, и врачи запретили Александру Васильевичу перебраться на его родину, на Урал. Но Александр Васильевич не ожесточился сердцем, он спокойно — философски реагирует на происходящее. Его согревают и помогают жить воспоминания о  славном прошлом. О  радующем душу и возвышающем личность предельно спрессованном времени Всесоюзных ударных комсомольских строек, в котором Землянский нашел свое достойное место. Времени строительства  Нового Старого Оскола,  который Землянский считает своей второй родиной.

Евгений Евсюков

Рубрики: Актуально   |   Наверх

Комментариев пока нет.

Оставьте комментарий.