Новости Оскола » Blog Archives » Квартирный подлог
Электронная версия газеты Новости Оскола

« ПредыдущаяСледующая »

Квартирный подлог

07.03.2019

Суд расставил точки над «i» и вернул потерпевшей жилье

Евгении Антоновой (все имена и фамилии изменены, — прим. авт.) принадлежала квартира в Губкине, где она проживала с мамой. Недавно Евгения продала квартиру некоему Ивану Федорову. И, как выяснилось позже, нарвалась на мошенника. Несчастная подписала документы, но деньги за жилье в действительности от обманщика так и не получила. Забегая вперед, стоит сказать, что Евгения страдает психическим заболеванием. Видимо, этим фактом злоумышленник и воспользовался.

Суд идет

Чтобы вернуть квартиру, Евгения подала в суд. Поскольку на момент рассмотрения дела она попала на лечение в больницу, от ее лица действовала адвокат. В исковом заявлении она просила признать сделку и расписку недействительной, утверждая, что хозяйка жилья находилась на тот момент в таком болезненном состоянии, что не могла понимать значения своих действий и руководить ими, а также в действительности не получала от Федорова денег, так как из-за состояния психики была подвержена влиянию со стороны Федорова, введена им в заблуждение относительно сущности оспариваемой сделки.
Мама потерпевшей также пояснила, что ее дочь является инвалидом детства, страдала и страдает психическим заболеванием. Она просто-напросто поверила обещаниям мужчины, что после того, как передаст ему свою квартиру, получит другое жилье в Воронеже.
Мама Антоновой уточнила, что проживали они вместе с дочерью, часто скандалили. А в 2018 году у дочери появился знакомый, который и пообещал решить ее проблемы.

Лишились единственной квартиры

В августе 2018 года женщина узнала, что квартира уже принадлежит не ее дочери Евгении, а новоиспеченному другу, Федорову. При этом в квартире он никогда не был, не вселялся в нее. Содержание и коммунальные услуги пенсионерка продолжала оплачивать сама. Дочь денег от «помощника» за жилье не получала, но говорила, что мужчина обещал купить и подарить ей «однушку» без балкона в Воронеже. «Живьем» Антонова квартиру никогда не видела, лишь на фотографии. Более того, Федоров забрал у Евгении банковскую карту, на которой было порядка 144000 руб. На карту  зачислялась пенсия и социальные выплаты. Впоследствии карту заблокировали через банк. На счете осталось порядка 24000 руб.
Сама Антонова длительно находится на лечении в психиатрической больнице. Федоров в суд не пришел. В стадии подготовки он утверждал, что иск не признает, потому что квартиру якобы приобрел за счет собственных накоплений. В суде его представитель поддерживал его позицию, указанную в письменном возражении. Мол, оснований для удовлетворения требований Антоновой нет. Федоров, во-первых, не знал о ее заболевании. А во-вторых, оплатил ей 990000 руб. При этом у Федорова с Антоновой была договоренность, что ее мать продолжит проживать в спорной квартире, потому что у него имеется собственное жилье.

Сквозь пальцы

Нотариус в суд тоже не явилась, причины неявки не сообщила. Но в предварительном судебном заседании она указала, что проверила дееспособность сторон, договор был зачитан в их присутствии, а сделка произошла по обоюдному согласию сторон, и в поведении Антоновой она ничего необычного не отметила. Расчет между сторонами был произведен до подписания договора, она при этом не присутствовала.
Кроме этого, из материалов нотариального дела по сделке следует, что нотариусу были представлены договоры, подтверждающие право собственности Антоновой на спорную квартиру, справка о регистрации в квартире ее и мамы. Нотариусом запрошены и получены из ЕГРН сведения об отсутствии информации о признании Антоновой  и Федорова недееспособными или ограниченно дееспособными.
Однако суд установил, что потерпевшая является инвалидом детства бессрочно, о чем свидетельствует справка МСЭ. Кроме того, она состоит на учете у врача. Несколько раз находилась на лечении, а также находится на стационарном лечении там же с 18.09.2018 г. и по дату рассмотрения настоящего дела. Более того, женщине была назначена судебная амбулаторная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, которая подтвердила психическое расстройство Антоновой.
Суд обращает внимание также на сообщенные самой подэкспертной обстоятельства дела: познакомилась с ответчиком, «каталась с ним на машине, он защищал меня от сожителя. Помогал мне, сделал документы, он мой друг», «я хотела от матери уехать, он сказал, что подыщет жилье, а мое обменяет». Экспертной комиссии Антонова в отношении совершенной сделки сообщила, что «не читала договор, так как друг просил его подписать, а я привыкла доверять друзьям», что денег за квартиру не получала, «значит, просто подарила ее, не могла отказать другу, который всегда мне помогал», «ну и что, значит, так получилось, все наладится».
Как было установлено судом, нотариус, действительно, получила сведения Росеестра о том, что стороны не признаны недееспособными и не являются ограниченными в дееспособности. В материалах дела нотариуса отсутствуют документы об инвалидности Антоновой, что позволяет суду сделать вывод лишь о формальном исполнении нотариусом своих обязанностей. Более того, нотариус могла бы определить то, что Антонова нездорова, по явным внешним психическим признакам.
Губкинский суд рассмотрел дело и вынес решение в пользу потерпевшей Антоновой, поскольку женщина не могла отдавать отчета своим действиям. Теперь же она снова является хозяйкой квартиры.

Василиса ДЕНИСОВА

Рубрики: Актуально   |   Наверх

    2 комментария на запись “Квартирный подлог”

  1. Натали пишет:

    И опять нотариус ни при чем, и отвечать не будет, только деньги гребет

  2. Маргарита пишет:

    Как было установлено судом, нотариус, действительно, получила сведения Росеестра о том, что стороны не признаны недееспособными и не являются ограниченными в дееспособности.
    ,,,Я в шоке. Никому нельзя верить. Покупка квартиры, как лотерея….никто не за что не отвечает.

Оставьте комментарий.