Новости Оскола » Blog Archives » Немцы в Осколе
Электронная версия газеты Новости Оскола

« ПредыдущаяСледующая »

Немцы в Осколе

15.03.2018

Наш город всегда был многонациональным

Меня давно интересует жизнь немцев  в Старом Осколе еще со времен  начала ХХ века. Работая с архивными документами, встретил фамилию Герарт.  Ее носил знаменитый  врач Старооскольской земской больницы, который впервые сделал в нашем городе полостную операцию, поднял  на высоту санитарно-гигиеническую культуру.  Авторитет этого доктора вырос в моих глазах еще и из-за того, что встретил в воспоминаниях осколького дворянина Петра Ивановича Шатилова, профессора медицинского факультета Харьковского университета, эпизод, рассказывающий о том, как ему, тогда еще студенту, помог в профессиональном становлении господин Герарт. Шатилов, к слову, родной дядя нашего выдающегося земляка и признанного в мире историка, белогвардейского  офицера, служившего у Врангеля, Сергея Германовича Пушкарева. Популярный у студентов профессор  Шатилов поведал о том, как боролся в Старооскольском уезде с холерой и тифом именно под руководством бесстрашного служителя медицины доктора  Герарта. Тогда мне стало понятнее, почему Старооскольская Дума ходатайствовала перед Курской губернской, чтобы одну койку в  Старооскольской земской больнице назвали именем Герарта. В губернии отказали в таком ходатайстве, а жаль, старооскольцы до сих пор помнили бы имя человека-подвижника, столь много сделавшего для жителей нашего края.

 

О.И
Ольга Ивановна Калмыкова (Динтер) с детьми

И вновь о немецком следе в развитии оскольской медицины. Лучшую частную аптеку в городе в конце ХIХ начале ХХ столетия организовал некто Ульрих. Как следует из воспоминаний заслуженного врача РСФСР Абельдяева, она  изготавливала и продавала медикаменты по рецептам врачей и «по стоимости в пределах аптекарской кассы». В отличие от Турминского, владельца еще одной частной аптеки в Старом Осколе, Ульрих был профессиональным фармацевтом.  И можно предположить, что его дело процветало, поскольку он сотрудничал не только с Московскими аптеками, диктующими цены для провинции, но и выходил напрямую за рубеж – на иностранные фирмы, производящие лекарства. Таким образом, обеспечивал широкий ассортимент медикаментов по приемлемым ценам.

И в образовании

Немцы, проживавшие в Старом Осколе, отличились и на ниве просвещения.
В книге «Старооскольская школа: из прошлого в будущее», посвященной истории образования на нашей территории, я привел фото с изображением Ольги Калмыковой (урожденной Динтер), а в  газетных очерках об основателе Песчанского винокуренного завода дворянине Калмыкове — о замечательной женщине-труженице, мудрой и обаятельной Ольге Калмыковой, жене основателя завода. Ольга Ивановна,  отец которой, подданный Германии, числился купцом второй гильдии в столице Украины и занимался книжной торговлей, была европейски образованной женщиной, знала несколько иностранных языков и преподавала после Октябрьской революции в старооскольской (Струковской, — прим. авт.) школе второй ступени. Оставшись одна с четырьмя детьми, чтобы заработать на кусок хлеб, вдобавок давала частные уроки музыки.
Представьте, как повезло тем ученикам, которые ходили на уроки к Ольге Ивановне! Частица ее интеллекта, мировой  культуры и европейской образованности перекочевала в умы и души многочисленных детей рабочих и советских служащих, представителей  крестьянского сословия. А от этого не только Старый Оскол, но и вся Россия, в чем-то стали духовно богаче!
Интересные воспоминания о довоенной жизни в нашем городе оставил Борис Егоров, известный в стране ученый-литературовед, старший сын художника и преподавателя Старооскольского геологоразведочного техникума Федора Ивановича Егорова (1884-1968).  Семья Егоровых приехала в Старый Оскол в 1936 году, и Борис Федорович до войны учился в местных школах. Он вспоминает: «Интеллигенции в Осколе до Отечественной войны было мало: из учебных заведений – геолого-разведочный техникум, педучилище, медучилище, две средних школы; больница и поликлиника; неплохой краеведческий музей; несколько инженеров на набиравшем силу механическом заводе и на канатной фабрике. Церковное духовенство было практически уничтожено. На 20-тысячное население города – всего один кинотеатр (второй – «на станции», т. е. у вокзала; там, в двух-трех километрах от центра, разросся железнодорожный поселок). Вместо театра был лишь Дом культуры. Центром интеллигентской жизни был геолого-разведочный техникум, куда и был приглашен мой отец». Среди  сослуживцев отца Борис Федорович особенно выделяет математика Мазинга: «…Типичный преподаватель-немец: четкий, собранный, знающий, умный… Он вскоре после знакомства поразил папу показом больших, тяжелых карманных часов: они оказались золотыми, но хозяин в начале советских лет посеребрил их – не так заметны! Сын Мазинга Роберт, классом старше меня, обладал прекрасной детской библиотекой, и я иногда пользовался его книгами: все они были идеально новенькими, я не встретил ни одной помарки или пометки, ни одной загнутой страницы. Нравилась мне эта немецкая аккуратность.

 

Безимени-1
Ольга Ивановна Калмыкова (Динтер) с коллегами выпускниками Старооскольской школы второй ступени, 1925 г.
Фото из семейного архива Калмыковых

Когда началась война, и фронт стал приближаться, папа почти открыто говорил Мазингу, что надо продумать, что делать, если фронт еще больше приблизится, может быть, готовиться к побегу на восток. Мазинг же его утешал: «Ну что вы беспокоитесь, ведь немцы культурный народ! Ничего не надо делать!» При фашистской оккупации города Мазинг был назначен  главой всего Курского учебного округа и пытался открывать школы. Судьбу его после войны мне выяснить не удалось. О Роберте же оскольцы говорили, что кто-то его видел служащим в советской администрации в Восточной Германии. Пути Господни неисповедимы!»
В Старом Осколе совершал службу даже один православный священник с немецкими корнями. Речь, конечно же, о протоиерее Владимире Отте,  который оставил свои воспоминания.  Дедушка Владимира – Адольф Яковлевич Отт – приехал  в 1854 году на работу в Россию из Эльзаса и Лотарингии, которые в то время принадлежали Франции. Протоиерей Владимир Отт, воспитанный в лютеранской семье, треть своей жизни отдал Ильинскому храму в  Старом Осколе и пользовался большим уважением у прихожан.

Покачал крыльями

Известный старооскольский краевед Владимир Иванов, один из основателей музея писателя Филиппа Наседкина в с. Знаменка, передал в своих записках местную легенду. Владелец Знаменки, помещик Байбус, женился на немке и установил с ее родственниками, проживавшими в Германии, деловые связи. Молочная ферма Байбуса славилась высокопродуктивными коровами, завезенными из Германии. Большим спросом у центрально-черноземных помещиков и зажиточных крестьян пользовалась сельскохозяйственная техника, которую Байбус продавал в России совместно со своим немецким тестем, крупным предпринимателем. В Знаменке до сих пор можно услышать рассказ о том, как во время Великой Отечественной войны над селом пролетал сын Байбуса, ставший летчиком Люфтваффе. Он покачал крыльями над бывшим помещичьем имением и  якобы  даже приезжал в село после войны в качестве туриста.

Завалили колбасой

В связи с немецкими колонистами вспоминается и курьезный  исторический случай.  Готовя книгу о детище первых пятилеток – Подгоренском цементном заводе,  приуроченную к 75-летнему юбилею предприятия, я часто проезжал мимо села под названием Рыбное – бывшей немецкой колонии под названием Рибенсдорф.  О высокой технологической и бытовой культуре немцев, поселившихся под Острогожском, говорит  характерный  случай. До их приезда  лучшими  в округе считались черкасские  колбасы, производимые потомками казаков, которые прибыли в  наши края  из  Украины в составе полка, возглавляемого  полковником И. Дзиньковским.
Но недолго правили бал любители сала. Немцы  настолько расширили ассортимент выпускаемых колбас, что завалили ими местный рынок и серьезно потеснили конкурентов. Рибенсдорф процветал, поскольку здесь была налажена и другая торговля, в частности,  крупитчатой мукой, которой не было равных, поскольку производилась на передовых по тем временам мельницах. От былой славы поселения Рибенсдорф, которое сейчас называется Рыбное, осталось только полуразрушенное здание лютеранской церкви, в советское время используемое, как и множество православных храмов, под зерносклад.
И в новое время в нашем городе трудились и трудятся десятки-сотни носителей немецких фамилий или люди с немецкими корнями. Тем и прекрасен древний русский город Старый Оскол, что соединил судьбы и сердца представителей самых разных национальностей! Своим интеллектом и самобытной культурой они все вместе собрали яркую мозаику нашего неповторимого бытия. Они приумножили общее богатство во имя славного будущего, для блага тех, кто будет завтра жить и трудиться в нашем славном городе.

Евгений Евсюков

Рубрики: Актуально   |   Наверх

Комментариев пока нет.

Оставьте комментарий.