Новости Оскола » Blog Archives » «Она ведь еще живая!»
Электронная версия газеты Новости Оскола

« ПредыдущаяСледующая »

«Она ведь еще живая!»

16.11.2017

Священник — о необходимости молитвы во время болезни

Пару недель назад случился со мной один, можно  сказать знаковый, случай. Дело в том, что по приглашению родственников я совершал таинство соборования в отделении реанимации горбольницы. И вот во время чтения молитв в палате сзади я услышал голос: «Что же вы делаете, она ведь еще живая!» Так возмущался мужчина, который, проснувшись, увидел, как батюшка читает молитвы над болящей. Он растеряно смотрел на меня, и в его глазах читался неподдельный испуг и возмущение происходящим. Этот случай я называю знаковым, потому что едва ли не каждый второй маловоцерковленный человек уверен, что соборовать, причащать или исповедовать больного – означает чуть ли не безнадежность и неизбежность смерти последнего. Бывает, зайдешь в палату и слышишь, мол, нам рано еще, батюшка! Это глупое и даже вредное суеверие, и в нем необходимо разобраться.
Итак, для чего же зовут священника к постели больного, что означает соборование и в чем суть этих молитв? В первую очередь нужно понимать – все перечисленные таинства церковные установлены как раз для исцеления как тела, так и души. Это было уже в обязанности апостолов при жизни Господа Иисуса Христа: «начал Христос посылать их по два, дав им власть над нечистыми духами. Они пошли и проповедовали покаяние, изгоняли многих бесов и многих больных мазали маслом и исцеляли» (Евангелие от Марка).  А вот, например, как о таинстве соборования  впервые упоминается в послании апостола Иакова: «братья, если кто из вас болеет – пусть позовет священников, и да молитву над ним сотворят, помазавше его елеем (освященным маслом, – прим. ред.), и молитва с верой спасет больного, и воздвигнет его Господь, и грехи что сотворил, отпустятся ему». То есть смысл соборования как раз в том, чтобы скорее исцелить и воздвигнуть больного молитвой о нем! И такие примеры известны, лично на моей памяти, например, есть случай, когда после соборования пожилой прихожанки с обширным инсультом было полное выздоровление, что с учетом возраста (84 года) считается практически невозможным. Хочу заметить, что в храмах ежегодно во время Великого поста многократно совершается соборование, и многие священники сами регулярно соборуются, испрашивая у Бога исцеления для души и тела. Каждый прихожанин старается ежегодно участвовать в соборовании.  И это нормально и правильно.
Хочу заметить, что зачастую именно из-за суеверного отношения к таинствам чаще всего зовут священника слишком поздно, когда болящий находится в терминальном состоянии. И парадокс как раз в том, что очень трудно, а иногда и невозможно совершать таинства в предсмертном состоянии – человек просто физически не способен ни исповедаться, не причаститься. И вот каков итог: родственники дождались критического состояния больного (иногда, чтобы не напугать появлением священника своего больного сродника), а батюшка как раз ничего не может сделать — слишком поздно. И это не шутки, ведь речь идет о душе человека – успеет ли священник принять исповедь, сможет ли произнести слова для ободрения, для помощи в борьбе с болезнью, наконец, примирится ли человек с Богом и близкими, если болезнь неизлечима.
Возможно, тема, которую сейчас я затрагиваю на страницах светской газеты, для кого-то покажется слишком мрачной и неуместной. Да что там, не спорю, и сама смерть, и болезнь всегда неуместны в жизни человека. Но я не хочу сейчас кому-то портить настроение. Я хотел бы говорить о другом. Думаю, что нам, православным, пора расти. Пора обнаружить причину такого подхода к таинствам церкви. На мой взгляд, причина эта в магическом отношении к ним. Ведь в магии что самое важное – правильно исполнить форму, произнести «абракадабру» дословно и без ошибок. Тогда магическое действие совершилось. Так и тут, порой священника зовут не для того, чтобы вместе с ним взмолиться живой молитвой к Живому Богу. Не для того, чтобы испросить от всей души прощения за грехи и примириться с Богом, пообещать исправление жизни и грехов. Нет, зовут «чтобы все правильно сделать». Да-да, звонят и говорят: «Батюшка, приезжайте, сделайте, что положено». В таком подходе к таинствам не Бог является объектом моления, не к Богу обращена душа человеческая, а к ритуальному действию. Само действие является смыслом и целью. Вот отсюда и рождается суеверие, что священник у постели больного – к смерти. Слишком поздно зовут, да и то, чтобы все сделать «как положено», а не пообещать Живому Богу новую жизнь. Хочу завершить эту статью словами из молитвы чина соборования, где хорошо передан смысл и цель таинства: «..исцели Господи  и раба Твоего (или: и рабу Твою), воздвигни его от одра болезненного, яко да востав рукою Твоею крепкою, поработает Тебе со всяким благодарением».

Николай ДУБИНИН,
настоятель храма Феодора Стратилата

Рубрики: Актуально   |   Наверх

    Один комментарий на запись “«Она ведь еще живая!»”

  1. Нина Георгиевна Высотская пишет:

    Да-это правда. Но всё уже меняется.Я вижу как много молодёжи стало ходить в церковь.Лет 10 назад ходили больше прихожане пожилого возраста, сейчас преобладает молодёжь.Так что всё изменяется к лучшему,батюшка!

Оставьте комментарий.